С ЛДНРом в калашный ряд: почему власти засуетились с референдумами и мобилизацией

6
Фото: Sergei Bobylev/TASS/dpa/picture alliance

Лидеры ДНР, ЛНР и пророссийских администраций на занятых территориях Украины в один день заявили о намерении провести референдумы о вхождении в состав РФ.

Успешное контрнаступление ВСУ в Харьковской области показало главам ДНР, ЛНР и подконтрольных ВС РФ частей Херсонской и Запорожской областей, что Россия может быть совсем не «навсегда». Российские военные за несколько дней сбежали с обширной территории, которую тоже готовились вот-вот включить в «русский мир». Пафосный Z-слоган «Своих не бросаем» в считанные часы превратился в пшик. За военными в панике бросились те местные жители, которые буквально накануне продвижения ВСУ хвастались на видео свеженькими паспортами РФ.

Читайте также: Для кого — перелом, для кого — облом: итоги недельного наступления ВСУ.

Стало ясно, что России вовсе не нужны непризнанные республики и территории, кроме разве что мобилизованного с них пушечного мяса. И это вызвало суетливые рывки – почти одновременно так называемые Общественные советы воззвали к главам псевдоадминистраций, чтобы те ускорили проведение референдумов о вхождении в РФ. Главы в свою очередь почти сразу же поочередно заявили о том, что голосование состоится 23-27 сентября во всех подконтрольных ВС РФ регионах. Что это значит для Украины, России и мира – разобрала «Русская служба Би-би-си». Стоим ли мы на пороге настоящей войны, которую уже не смогут обозвать спецоперацией*?

*Специальная операция, согласно Википедии, отличается от обычных военных операций по целям (разведка, саботаж, подрывная деятельность и тому подобное) и методам (повышенная секретность и скрытность). Военные спецоперации, как правило, проводятся силами специального назначения (разведывательными, диверсионными и так далее).
Вооруженные силы РФ применяют на Украине артиллерию, танки, авиацию, ракетное оружие, регулярные армейские части и т.д. Таким образом, боевые действия на украинской территории нельзя назвать термином «специальная военная операция», поэтому наша редакция приняла решение называть происходящее войной.

Синхронное плавание

Пока украинские официальные и неофициальные лица публично озвучивали намерение наступать на юге, Кремль отодвинул на неопределенный срок проведение референдумов – «из соображений безопасности». Руководство РФ, командование российской армии и ставленники на местах полагали, что ВСУ будет продвигаться с такой же черепашьей скоростью, что и ВС РФ, и не спешило присоединять «земли русские», которые потом Украина будет методично откусывать село за селом. Сначала дату называли 11 сентября, потом 4 ноября — символично, в День народного единства.

Эксперты полагают, что новая волна поспешных обращений ускорить присоединение идет не от кремлевского руководства, а именно от испуганных потерей Харьковской области пророссийских администраций. Логика понятна, так было и накануне вторжения – сначала признание независимости ДНР и ЛНР, затем договор о военной помощи, затем война. Надежды коллаборантов озвучила Маргарита Симоньян в своем твиттере:

«Немедленный референдум – это Крымский сценарий, и это ва-банк. Сегодня референдум, завтра – признание частью РФ, послезавтра — удары по территории России становятся полноценной войной Украины и НАТО с Россией, развязывающей России руки во всех отношениях».

Также не преминул высказаться по теме и зампред Совбеза Дмитрий Медведев, который пригрозил «использовать все силы самозащиты в случае посягательства на территорию России».

Сначала немедленно провести референдум о признании региона субъектом России потребовали в Луганске, буквально через час – в Донецке. Вечером было опубликовано видео, в котором лидер ДНР Денис Пушилин «утрясает даты» по телефону с главой ЛНР Леонидом Пасечником. Потом к ним присоединился Владимир Сальдо из Херсона, а за ним Евгений Балицкий из Запорожской области. Все они назначили референдумы на 23-27 сентября.

Сдавайтесь, нас орда! – А нас – рать!

Казалось, весь мир снова замер на пороге ядерной войны, однако эксперты полагают, что ускоренные референдумы только усугубят положение и России и новосовокупляемых регионов.

По мнению политолога Татьяны Становой, «Путин не хочет выигрывать эту войну на поле боя. Путин хочет заставить Киев сдаться без боя». То есть действует теми же методами гопника – наезжая и накатывая. Частичная аннексия на данном этапе поставит Кремль в странное и даже унизительное положение – ведь ему придется требовать, чтобы украинские войска не оккупировали «российскую» территорию, поскольку обеспечить этого Россия не может. Тем более она не контролирует ни одну из республик в задекларированных ими границах – даже в Луганской области ВС РФ отошли из печально известной Белогоровки.

Очередное бряцание ядерным потенциалом возможно, но опять же на такую эскалацию Путин вряд ли пойдет. ВСУ уже спокойно били по российскому Крыму, и никакой реакции свыше ставших уже обыденными ракетных ударов по украинским городам не случилось.

Украинская же сторона внешне довольно спокойно относится к «предвыборной суете» – это видно из пабликов и сдержанной реакции официальных лиц. Разумеется, руководство Украины заявило, как и заявляло ранее, что любые референдумы будут признаны незаконными, а ВСУ продолжат освобождение территорий вплоть до границ 1991 года. Украинская рать и сейчас продолжает, пусть и в сдержанном темпе выдавливать ВС РФ на севере Донецкой области и в Херсонской. Президент Владимир Зеленский в своем обращении прямо назвал затишье подготовкой «к следующему ряду украинских слов», имея в виду названия городов, которые в скором времени вернутся под контроль ВСУ.

С паршивой овцы – хоть шерсти клок

Зачем же в такой спешке готовится вхождение в РФ «огрызков» областей? Ответом, скорее всего, служат последовавшие не менее суетливые движения Госдумы, которая буквально сходу приняла во всех чтениях законопроект, который мало того, что ужесточает наказания за самоволки, дезертирство, отказ выполнять приказы, сдачу в плен, но и вводит такие понятия в уголовный кодекс, как «мобилизация», «военное положение» и «военное время».

Политологи и эксперты сходятся во мнении, что поправки вкупе с референдумами обоснуют принудительную мобилизацию как минимум в «новых» регионах, а это еще 50-70 тысяч солдат очень сомнительного качества, а затем и в самой России, причем совсем не в депрессивных регионах, как ранее, а в столице, где уже начали приходить повестки отслужившим москвичам. Как пел Цой – «И мы могли бы вести войну, против тех, кто против нас, так как те, кто против тех, кто против нас, не справляются с ними без нас». Все на бой с НАТО?

Читайте также: С «двойки» и тюремной койки: как потрепанную армию РФ добирают студентами и уголовниками.

С другой стороны, в Кремле прекрасно понимают, что мобилизация после более полугода войны, которая всё это время «шла по плану», может просто вызвать бунты и разорвать страну. Одно дело, когда на войну отправляют зэков и добровольцев, бегущих от кредитов, другое дело, когда позовут телезрителей, видевших до сих пор СВО в зефирных сводках Конашенкова от Минобороны.

Госдума успела всех уверить, что всеобщей мобилизации не будет. Репрессии среди и так деморализованного личного состава или тех, кого выдернули в военкоматы с улиц Донецка, Луганска, а затем, возможно, и Херсона, Мелитополя, призваны хоть как-то стабилизировать ситуацию на фронте, а в целом – и крепко подмоченную репутацию Путина и Шойгу после провалов на северо-востоке и Украины.

Впрочем, сейчас уже нельзя исключать вообще ничего по мнению политолога Аббаса Галлямова: «Система пришла в точку неустойчивости». Его коллега констатирует: «Пока мобилизацию не объявят, и не начнется реальный призыв военнообязанных, будут думать, что обойдется. Русский авось – он всегда и везде присутствует».

Что же до настоящей войны? В Госдуме не исключают введения «военного положения» в приграничных областях, но и тут депутаты виляют: «Самый близкий аналог – режим контртеррористической операции, который во время первой и второй чеченских войн объявлялся на приграничных территориях. Во время военного положения вся власть в регионе полностью переходит к военной администрации, вводятся ограничения на передвижения граждан – тот же комендантский час, – особый режим работы критических объектов инфраструктуры, запрет въезда-выезда».

В пабликах пишут, что поисковики в ожидании так и несостоявшегося 20 сентября обращения Владимира Путина завалены запросами «как уехать из России» и «отсрочка от армии». А между тем законопроект о военных поправках в УК РФ Совет Федерации собирается рассмотреть уже сегодня. Посмотрим, кого переедут колеса военкомов.

Предыдущая статья«Это ва-банк»: Симоньян одобрила референдумы
Следующая статьяВ колониях Ростовской области голосуют за присоединение четырех украинских областей к России