Плюс, который минус: почему путинский рост экономики только ухудшает благосостояние россиян

43
Фото: Сергей Пятаков / РИА "Новости"

Формальное увеличение ВВП в России сопровождается странным явлением: одновременно не растут другие экономические показатели.

О том, что российская экономика якобы оправилась от санкций и вдруг стала на путь уверенного роста, заявляли неоднократно в Кремле, и в правительстве, и в парламенте. Но почему-то ни один гражданин не может сказать, что чувствует уверенность в завтрашнем благосостоянии – и это касается даже олигархов. Заявленная рекордно низкая безработица в реальности воплощена в дичайшем дефиците кадров, когда работодатели готовы немотивированно повышать зарплаты, лишь бы переманить соискателей даже из соседних регионов, либо брать инвалидов, пенсионеров и школьников – все те категории, от которых прежде воротили нос рекрутеры. «Поднявшийся» на ноги автопром, как выясняется, не достиг даже пандемийного уровня, да и этот успех обеспечен лишь тем, что с рынка ушли западные, японские и корейские марки.

При росте ВВП и удивительно низком дефиците бюджета (символические 0,3% ВВП за первый квартал 2024 года) парадоксальным образом показатели реального благосостояния населения ухудшаются. Об этом, конечно, не напишет Росстат, сухие данные которого еще надо понятным образом интерпретировать: официальные цифры и проценты выглядят сейчас так, словно нет никакой войны и международной изоляции. Что на самом деле читается в «росте» путинской экономики, разобрал The Insider.

Эталонный бюджет

Российская статистика говорит, что начало войны и санкции меньше потрясли ее экономику, чем пандемия, обвал нефтяных цен 2015 года и, тем более, глобальный финансовый кризис 2009 года. В 2023 году реальный ВВП и вовсе вырос на 3,6%. Таким образом, и довоенный, и допандемийный уровень производства уверенно превышены еще в 2023 году.

И в первом квартале 2024 года российская экономика продолжает расти – на 5,4%, по оценке Минэкономразвития. В марте федеральный бюджет даже сведен с профицитом, что Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) связывают с неожиданным «наращиванием добычи углеводородов (по косвенным оценкам), а также скачком производства в электронном машиностроении, производстве электрооборудования и в авиастроении». По оценке министра финансов Антона Силуанова, дефицит бюджета по итогам года будет 1,4–1,5 трлн рублей, т.е. даже меньше, чем заложен в законе, – 1,6 трлн рублей.

Если прикинуть федеральный бюджет вместе с региональными, то прогнозируемый дефицит вырастет 2 трлн рублей, или 1,1%, но и этой цифрой можно очень удачно «заткнуть за пояс» даже Запад. Из стран G7 только Германия и Канада могут похвастаться дефицитом меньше, чем у воюющей России. Этот бюджет мог бы послужить образцом и для развивающихся стран: Китая с его хроническим дефицитом порядка 7% ВВП, Индии (8,8%), Бразилии (7,1%), Турции (5,4%).

Откуда же берутся деньги в казне такой «благополучной» страны, любая внятная торговля с которой подсанкционна, а выросшее производство работает фактически в топку фронта?

Любишь кататься – люби и с налоговой квитаться

Иметь более сбалансированные финансы, чем у мирных стран, – нешуточное «достижение» путинско-силуановской стратегии. Фискальная трепетность – один из факторов, который делал систему устойчивой. Повышение же налоговых ставок – рискованная стратегия. Это может сузить налоговую базу в непредсказуемой мере. Вполне вероятно, что налоговые поступления в итоге даже сократятся, а экономическая активность при этом снизится, доходы уйдут в тень, недовольство бизнеса и граждан вырастет.

Кроме того, все-таки складывается парадокс: ВВП растет, а потребление населения падает. Это видно, например, на таком характерном показателе благополучия, как продажи автомобилей.

Официальный ВВП в постоянных ценах за 2022 год упал на 1,2%, а за 2023-й – вырос на 3,6% и стал больше, чем до войны. Однако продажи автомобилей не восстановились: за 2022 год упали на 59%, а за 2023-й – выросли на 38% и теперь составляют лишь 57% от довоенного уровня 2021 года. А сам этот довоенный уровень (1,66 млн автомобилей) ниже, чем допандемийный (1,76 млн), а тот, в свою очередь, ниже уровня 2013 года (2,77 млн), до того, когда Россия впервые влезла в эту возню с Украиной, взяв под контроль Крым.

Другой наглядный признак благосостояния населения – возможность путешествовать по миру. До пандемии, в 2019 году из России за границу было совершено 48 миллионов поездок, а до того же Крыма – 54 миллиона. Тогда как в в 2021 году число поездок было 21,3 млн, в 2022-м – 24,3 млн, в 2023-м – 27 млн. Мало того, что россиян далеко не с караваем встречают на многих курортах, так еще и власти позаботились, чтобы граждане не имели возможности вообще пересечь какую-либо границу, кроме одной – с Украиной, в виде мобилизованных солдат.

Кто рванул с низкого старта

Внутри страны жизнь тоже становится не сахар – в прямом смысле. Хотя реальные зарплаты растут (в основном за счет оборонки), доходы позволяют купить меньше говядины, масла и сахара. Покупательная способность среднедушевых доходов снизилась для 7 из 24 продуктов питания в 2023 году. Только несколько продуктов либо вернулись по доступности на довоенный уровень, либо стали более доступными. Можно было бы порадоваться, но нет.

Для ряда продовольственных товаров в 2021 году сложилась плачевная картина, по сравнению с которой сейчас, безусловно, все выглядит куда лучше. Но если сравнивать с 2013 годом (тут прямо напрашивается аналогия с СССР, где все пуды зерна, картошки и свечек любили сопоставлять с дореволюционным и довоенным 1913-м), то менее доступны стали 14 из 24 отслеживаемых позиций.

Из всего «позитивного» можно только похлопать в ладоши за рынок недвижимости и строительство. Выручка застройщиков растет третий год подряд: в 2021 году – на 44%, в 2022-м – на 7%, в 2023-м – на 39%. Где тут собака порылась? В росте ипотечного портфеля российских банков, который случился благодаря субсидиям государства.

В 2023 году был поставлен рекорд по количеству проданных квартир в новостройках — 773 тысячи договоров доверительного участия (ДДУ). Это на 42% больше, чем в 2022 году, и на 14% больше, чем в 2021 году, который раньше был лучшим. На ипотечные кредиты приходится 89% продаж, в том числе на ипотеку с государственной поддержкой – 83%.

Путин в послании Федеральному собранию предложил продлить субсидирование ипотечных кредитов аж до 2030 года, сохранив базовые параметры. Прекратить субсидировать уже выданные кредиты нельзя. У многих семей ипотечные платежи стали в бюджете главной расходной статьей. Российским властям придется поддерживать эти семьи на протяжении многих лет. Если, конечно, власти в их нынешнем формате не почиют в бозе.

Субсидируемое из бюджета строительство как локомотив экономики – по всем критериям неудачная идея. Особенно, когда ее подают как рост гражданского сектора для тех, кто хоть немного думает и поэтому скептически смотрит на ВПК, как показатель развития.

Государственная поддержка одних отраслей или рынков за счет других ослабляет естественные обратные связи в экономике, искажает стимулы и создает нереалистичные ожидания. И устраняются эти искажения, как правило, посредством внезапного и неуправляемого кризиса.

Предыдущая статьяВ Новосибирске семилетнего ребенка ударили электрошокером
Следующая статьяСпутник зафиксировал попадание по военному аэродрому в Джанкое