ХАМАС, Талибан, Хезболла, ИГИЛ: зачем Россия сближается с одними исламскими террористами и воюет с другими

73
Коллаж: theins.ru

Кремль, как и во времена СССР, готов поддерживать каждого противника США без оглядки насколько он жесток и насколько токсичным может быть сотрудничество с ним.

В новейшей истории Россия уже несколько раз сталкивалась с исламскими военизированными организациями. Как часть СССР – с моджахедами Афганистана, после распада Союза – с ваххабитами Ичкерии, в последние 20 лет – с ИГИЛ и сирийскими повстанцами. Правда, только с приходом Владимира Путина кампания в Чечне переросла, по крайней мере, в официальных заявлениях, от подавления откровенно сепаратистского движения к поощряемой международным сообществом «борьбе с терроризмом».

На деле же далеко не всегда исламские фундаменталисты оказываются врагами России. Власть с одной стороны транслирует (или во всяком случае, не порицает) ксенофобскую позицию, жертвами которой становятся мигранты из республик Центральной Азии и прочие «черные нерусские» – например, рейды в подмосковные мечети или молчание по поводу отрезанного на видео уха одному из задержанных стрелков из «Крокус Сити Холла». С другой стороны, некоторые довольно радикальные мусульманские движения оказываются вдруг негласными союзниками Москвы – в первую очередь за свою антизападную позицию. Надо же с кем-то дружить против всего остального мира? Кого из «общепринятых» террористов привечают в Кремле и почему, разобрал The Insider.

ХАМАС за нас

СССР поставлял тысячи танков, самолетов и орудий Сирии и Египту – главным соперникам Израиля в регионе. Параллельно помощь шла и палестинцам, у которых не было своей армии, но были подпольные боевые группировки. Тогда они представлялись единой Организацией освобождения Палестины, которую олицетворял Ясир Арафат. После его смерти стало ясно, что ООП – это «набор» зачастую враждующих между собой арабских движений, наиболее известными из которых являются более умеренная ФАТХ и ХАМАС, занявшая Сектор Газа.

Потепление отношений с Израилем на привело к охлаждению отношений с палестинцами. ХАМАС оставался и остается в орбите Москвы даже после сведений о том, что группировка поддерживает антироссийское подполье на Северном Кавказе, а ее лидеры призывали российских мусульман к джихаду против властей страны.

Россия не признавала и не признает ХАМАС террористами, хотя и выступала до недавнего времени со словами осуждения терактов, совершаемых организацией. Кроме того, есть данные, что россияне снабжали боевиков из Сектора Газа оружием, использованным для жестокой атаки на Израиль в октябре 2023 года. РФ традиционно блокирует антихамасовские резолюции в Совбезе ООН. Причина столь нерушимой любви – антиамериканская одержимость ХАМАС, которая, безусловно, импонирует нынешнему курсу Кремля. И к тому же, обострение на Ближнем Востоке серьезно отвлекло внимание мира от конфликта на Украине.

При этом организация – совершенно точно не марионетка Москвы, которой так и не удалось примирить ХАМАС с другими палестинскими фракциями, с той же ФАТХ.

Нефтяная тень «Хезболлы» и хуситов

В 2015 году Россия вступила в войну в Сирии на стороне правительственных сил Башара Асада. Одним из главных союзников Дамаска, кроме россиян, стали также шиитские формирования, спонсируемые Ираном, а наиболее заметным из них была ливанская «Хезболла», которая с самого начала российского военного присутствия наладила с Кремлем тесные связи.

Во многих странах «Хезболла» признана террористической, однако, этот статус вне закона, возможно, и способствует теневым поставкам подсанкционной российской и иранской нефти через неконтролируемый флот танкеров, отмыванию денег и прочим операциям, в которых официальным властям пачкаться негоже.

С помощью созданных Россией и «Хезболлой» схем легализации и перевода денег финансируется еще один шиитский союзник и партнер Москвы – йеменская «Ансар Алла», больше известная как хуситы. Кремль уже назначил хуситов одними из союзников в борьбе за многополярный мир, хотя йеменские террористы оказываются порой куда более отбитыми, чем другие исламские друзья против США. Несмотря на их обещания не трогать российские суда, следующие через Красное море (а хуситы нынче кошмарят почти все торговые флоты мира, как в свое время сомалийские пираты), боевики нет-нет да и запулят ракетой по какому-нибудь танкеру с нефтепродуктами из РФ. Ну что ж, «издержки производства».

Непризнанный, но контактный «Талибан»

Когда советские военные исполняли «интернациональный долг» в Афганистане, никакого «Талибана» там еще не было: нашим «афганцам» приходилось воевать с несколькими разнородными группировками моджахедов, пока талибы еще тусовались в Пакистане. После того, как СССР вывел войска, моджахеды, разумеется, перегрызлись между собой, что позволило консолидированному «Талибану» взять Кабул и до 2001 года контролировать страну.

Когда операция США сбросила талибов, Россия еще ориентировалась на Запад, поэтому вслед за остальным миром признала «Талибан» террористами. Но этом нисколько не мешало Москве вести с ними переговоры. В 2021 году американские военные покинули горемычный Афганистан, и за несколько дней там под ударами талибов рассыпалось строившееся двадцать лет государство, а страна вернулась к шариату, правда, поначалу чуть менее дремучему и средневековому, нежели в первое правление «Талибана».

Для Кремля разгром западного проекта демократического Афганистана стал настоящим подарком. В головах Путина и соратников США перестало быть «мировым жандармом», а это подтолкнуло и к полномасштабному вторжению на Украину. Кроме того, оказалось, что любая афганская власть в буквальном смысле сидит на земле, в которой зарыт триллион долларов в виде ископаемых, но ни бывшие моджахеды, ни нынешние талибы не имеют ни технологий, ни опыта, ни связей, чтобы его обратить в наличные. Кремль очень хочет получить эти концессии, поэтому получается такой юридический казус – с одной стороны, «Талибан» все еще считается в РФ террористической организацией, с другой ­– представителей Кабула на официальном уровне приглашают на форум «Россия – Исламский мир» в Казани. Более того, директор второго департамента Азии МИД Замир Кабулов отметил, что сотрудничество с афганским правительством талибов «ведется на регулярной основе».

Недружелюбный ИГИЛ

С кем исламский мир не получился – так это с ИГИЛ. Несмотря на то, что основные силы ИГИЛ в Ираке и Сирии уже давно разгромлены, по всему миру остались локальные группировки, как например, «Вилаят Хорасан», который, кстати, конфликтует с «Талибаном» за то, что те кажутся игиловцам более мягкими и терпимыми.

Хорасановцы ставят перед собой цель построить основанное на строгом понимании законов шариата исламское государство в Афганистане. Талибы, при всей ортодоксальности, осознают необходимость хоть как-то вливаться в отношения с миром В системе ценностей ИГИЛ вообще отсутствует необходимость международного признания халифата. Поэтому «Вилаят Хорасан» далек от политических игр и расчетливости «Хезболлы», ХАМАС и даже воинственных хуситов.

Именно ИГИЛ взял на себя ответственность за теракт в «Крокус Сити Холле» и несказанно удивился, когда в Кремле стали упрямо выруливать на «украинский след». Фундаменталисты заявили, что обвиняя страны Запада в теракте, Россия признала свой провал перед лицом «Исламского государства», а несерьезное отношение к нему подстрекает террористов на следующие шаги.

Тем не менее, Кремлю не выгодно вновь возвращаться к теме ИГИЛ, с которым не удалось ни договориться, ни расправиться, несмотря на всю доблесть того же сирийского контингента. И уж куда более понятнее для обывателя нарратив, что это Запад руками агентов Киева организовал хорошо спланированный теракт, чем кучка недобитых недружелюбных игиловцев показала полную некомпетентность ФСБ и других силовиков. Ни дружить с ИГИЛ, ни воевать не с руки.

Предыдущая статьяФСБ и Росгвардия провели миграционный рейд в Мариуполе
Следующая статьяКоличество подтопленных жилых домов в России превысило 10,5 тысяч