Окоп или яма: что ждет мобилизованных-отказников?

12
Фото: ANADOLU AGENCY

Родственники мобилизованных уверены, что уголовные дела об отказе участия в боевых действиях в суде развалятся.

Когда не получилось взять Киев, а украинская артиллерия и HIMARSы начали долбить вдоль всей линии фронта, включая глубокий тыл, российские власти и пропаганда поспешили сместить парадигму спецоперации* от возмездия за пресловутое «8 лет бомбили Донбасс», денацификации и демилитаризации в сторону «отечественной войны» с сатанинским коллективным Западом. Можно было бы сказать, что свершилось победобесное «можем повторить» – в экономике ввели военные спецмеры, в десятке регионов объявили некие уровни реагирования, а мужчин стали массово загонять в военкоматы по мобилизации.

*Специальная операция, согласно Википедии, отличается от обычных военных операций по целям (разведка, саботаж, подрывная деятельность и тому подобное) и методам (повышенная секретность и скрытность). Военные спецоперации, как правило, проводятся силами специального назначения (разведывательными, диверсионными и так далее).
Вооруженные силы РФ применяют на Украине артиллерию, танки, авиацию, ракетное оружие, регулярные армейские части и т.д. Таким образом, боевые действия на украинской территории нельзя назвать термином «специальная военная операция», поэтому наша редакция приняла решение называть происходящее войной.

Начавшаяся мобилизация была настолько «просрочена», что было понятно, что, как и в предыдущую «Великую отечественную», всех призванных резервистов бросят в чисто поле просто затыкать дыры на фронте, чтобы хоть как-то удержать позиции и не допустить очередного прорыва ВСУ. Без обеспечения, с одним лишь стрелковым оружием, мобилизованные после тяжелых потерь не выдерживают, уходят в тыл и массово пишут рапорты с отказом участвовать в боевых действиях. Однако «Русская служба Би-би-си» выяснила, что успех «отказникам» не гарантирован, а шанс загреметь «на подвал» с угрозами командования отдать их под трибунал – вполне себе реальная перспектива.

Как исполняется заветное желание?

Более двадцати мобилизованных удерживают в подвале в поселке Завитне Бажання (укр. Заветное Желание – прим. ред.) Донецкой области, который контролируется ВС РФ. Восемь из них вообще имели бронь от призыва, так как работали на оборонном АО «Горно-металлургический комплекс «Дальполиметалл» в городе Дальнегорск Приморского края. Однако всех направили на учебный полигон, а затем – в зону боевых действий на Украине «отвоевывать лесополосы».

Мобилизованные написали рапорты об отказе участвовать, однако командование не дало бумагам хода. Насильно удерживаемых не кормят, не предоставляют им средства личной гигиены, не объясняют, почему их держат в подвале, а также называют предателями и угрожают расстрелом. Родственники солдат утверждают, что таким образом военнослужащих пытаются «измором» вернуть на позиции.

К началу ноября родственникам были известны имена 18 арестантов, позже они узнали, что число задержанных выросло до 26. Все мобилизованные – из Приморского края, приписаны к части 16871. По информации нескольких СМИ, эта тюрьма – не единственная и далеко не самая людная. Предполагают, что счет таким арестантам в разных местах Донецкой и Луганской области уже идет на сотни.

Новобранцев из Приморья отправили на Украину в одну из первых волн, сразу из пункта распределения в Ростове-на-Дону, 1 октября. Разумеется, ни о какой вменяемой боевой подготовке не было и речи. На передовой бойцы столкнулись и с полным безразличием командиров.

«Они нам сами до конца не рассказывают. Но там была такая ж**а, что они командиру говорят: «Ну, вы нас, хоть кто-нибудь, прикройте». А он им отвечает: «Никто вас прикрывать не будет. Вы просто мясо для меня. Сегодня одни, завтра другие», – пожаловалась журналистам жена одного из солдат.

В таких условиях резервисты готовы понести уголовную ответственность, лишь бы исполнилось «заветное желание» – оказаться подальше от передовой, во второй или третьей линии, или вовсе в охранении тыловых объектов, как им обещали в призывных пунктах.

История приморцев не единственная. В Валуйки, в Белгородскую область, приехали десятки жен и матерей мобилизованных из Курской области. Не меньше тысячи мужчин из этого региона после всего двух недель обучения в Воронеже 1-2 ноября были доставлены на передовую.

«Их разбросали по всей линии от Харьковского до Макеевского направления», – рассказала жена одного из бойцов. По ее словам, 1 ноября муж еще был в «учебке», а уже 7 числа остатки его отряда после тяжелых обстрелов со стороны ВСУ выбрались с линии огня в одно из сел возле Макеевки. Всего там 150 бойцов, дальше уходить в тыл они не могут – на российских блокпостах им сразу угрожают расстрелом.

Либо на передовую, либо в «яму», либо в тюрьму

Поначалу приморцам сообщили, что их доставят во Владивосток для дальнейшего разбирательства. Но прибывший командир бригады в/ч 16871 объявил, что никакого законного решения по их рапортам он принимать не собирается, и у солдат есть два варианта: либо вернуться на передовую, либо «на подвал».

Вот уже три недели бойцы «живут» в подвале одного из домов в селе Завитне Бажання – спят на дощатых настилах, изредка им разрешают звонить родным. Почти все из них простужены, никакой медицинской помощи не оказывается, даже тем, кто пострадал при обстрелах.

Родственники отправили уже несколько обращений в прокуратуры региона, в Следственный комитет по Приморскому краю, в воинскую часть. Им заявляют, что обращения пересылают «по подследственности», но никаких конкретных ответов нет. Аналогичные обращения направляли и члены президентского Совета по правам человека (СПЧ).

Командование утверждает, что четверо отказников, о которых запрашивали правозащитники, вернулись на фронт, один из них попал в военный госпиталь с минно-взрывной травмой. Десять человек все же добрались до своей части в России, но только одного из них уволили из армии на гражданку – «в связи с невыполнением условий контракта».

13 ноября член СПЧ Наталия Евдокимова вновь обратилась к главному военному прокурору. На этот раз она направила в прокуратуру список мобилизованных, которых удерживали в Перевальске под Луганском, перед перевозкой в Завитне Бажання. Правозащитница просила проверить законность лишения их свободы и немедленно принять меры к их освобождению. Ответа на обращение она не получила.

Всё это время давление на мобилизованных не прекращается:

«Их запугивают одним и тем же: что они якобы дезертиры. Что сядут все. Но ребята как бы не против. Они говорят: «Мы написали рапорта, возбуждайте уголовные дела». Но никто этого не делает. Вот они уже, считай, сидят месяц, никто ни разу не приехал, не опросил их по данному факту».

Родственники мобилизованных уверены, что если дело дойдет до суда, то обвинение развалится: слишком много фактов, подтверждающих, что новых солдат не подготовили к боевым действиям на передовой, не обеспечили должным образом, а в итоге обманули, бросив в бой.

14 ноября по меньшей мере одного отказника выпустили из подвала и отвезли на территорию России – благодаря усилиям отца, который приехал в Луганск и у военной прокуратуры по случайности встретился с группой офицеров, среди которых был генерал. Между встречей и выпуском сына из подвала прошло две недели, все это время «прессинг» не прекращался, к нему подключились наемники-«вагнеровцы», которые избивали парня и приставляли к голове пистолет, угрожая расстрелом.

Сейчас парень находится в своей воинской части. Его заявление о расторжении контракта всё еще рассматривают. Уверенности в том, что эта история завершится благополучно, у него нет:

«Меня уже хотят обратно отправлять. Я сказал – я никуда не поеду. Но наш верховный главнокомандующий интересные законы придумал: не едешь – тюрьма».

Предыдущая статьяОсужденный на 15 лет за убийство майор полиции погиб в ЛНР как участник СВО
Следующая статьяВ Кремле заявили, что вторую волну мобилизации не обсуждают