Хватализация, или как на Кавказе женщины мужчин отвоевывали

11
Фото: bbc.com

Глава Дагестана упрекнул самих резервистов, что они несвоевременно уведомляли военкоматы о заболеваниях или обстоятельствах, дающих отсрочку.

Больше недели прошло с объявления в России «частичной» мобилизации. Мероприятие, которое откладывалось руководством страны более полугода, пока спецоперация* шла по плану, как-то неожиданно резко ворвалось в жизнь граждан, привыкших к телевизионным успехам и жестам доброй воли от Конашенкова. Вялые протесты в центровых регионах как-то быстро поутихли – оно и немудрено: местные владыки старались и стараются держать нежную городскую публику подальше от неприглядных картин боевых действий где-то там. Да и Z-символики как-то поубавилось, видимо, от греха подальше – не ровен час, какой-нибудь интеллигент задаст вопрос, чего это мы там за полгода на Украине достигли из обещанного?

Основная мобилизационная нагрузка снова легла на провинцию и депрессивные регионы – Кавказ, Бурятию, Сибирь и Дальний Восток. Где-то в улусах покорно набивались автобусы пьяных резервистов, где-то начался массовый исход в сопредельные и этнически близкие государства, а на Кавказе взбунтовались – причем даже не горячие горцы, а их жены, матери, сестры. Первыми на улицу вышли жительницы Грозного, а 25 сентября народные сходы прошли в Нальчике и Махачкале. Власти поступили традиционно – стали винтить возмущенных женщины. Как это было – рассказали «Кавказ. Реалии».

*Специальная операция, согласно Википедии, отличается от обычных военных операций по целям (разведка, саботаж, подрывная деятельность и тому подобное) и методам (повышенная секретность и скрытность). Военные спецоперации, как правило, проводятся силами специального назначения (разведывательными, диверсионными и так далее).
Вооруженные силы РФ применяют на Украине артиллерию, танки, авиацию, ракетное оружие, регулярные армейские части и т.д. Таким образом, боевые действия на украинской территории нельзя назвать термином «специальная военная операция», поэтому наша редакция приняла решение называть происходящее войной.

На нас Украина не нападала

Еще накануне объявления частичной мобилизации в чеченских пабликах писали о готовящемся митинге матерей против отправки их сыновей на войну. На следующий день, 21 сентября, площадь перед мечетью «Сердце Чечни», где он должен был пройти, оцепили силовики, а в телеграм-каналах появилась информация о задержании женщин.

Информацию подтвердил и глава республики Рамзан Кадыров, сообщив, что общался с вышедшими на акцию. По его словам, только у трех из двадцати вышедших женщин сыновья воюют в Украине. Остальных он обвинил в получении денег от европейских организаций – мужчин из их семей Кадыров потребовал отправить на передовую.

22 сентября в Бабаюртовском районе Дагестана протестующие против мобилизации перекрыли федеральную трассу. 25 сентября несколько десятков женщин собрались у Дома правительства в Нальчике, выступив против отправки сыновей и мужей на фронт. Участницы выкрикивали: «Не отдам своего мужа, даже если меня застрелят», «На нас напали, что ли? На нас Украина не нападала».

В Дагестане жители села Эндирей в Хасавюртовском районе, правда, в основном мужчины, перекрыли трассу «Кавказ», выступив против призыва односельчан – из села в 8 тысяч жителей призвали 110 человек. Прибывшие на место силовики принялись стрелять в воздух, чтобы разогнать собравшихся.

В Махачкале преимущественно женский митинг по случаю Дня города  25 числа перерос в протесты и практически в столкновения с полицией, которая пыталась выдергивать из толпы немногочисленных мужчин. На одной из видеозаписей сотрудник в форме таскает за одежду и бьет женщину, собравшиеся защищают ее. Еще один полицейский протестующих женщин обматерил.

По данным заместителя председателя комиссии Общественной палаты Дагестана Шамиля Хадулаева, всего на акции задержали около 150 человек, отмечая, однако, что жестких задержаний было немного, так как «активность проявляли женщины, и некоторые впереди были с детьми. Многие снимали на телефоны, за что их останавливали и просили удалить съемки».

Примечательно, что как и в Нальчике, в Махачкале участницы выкрикивали полицейским те же крамольные реплики: «На кого напали? На Россию, что ли? Это мы напали на Украину», что по сути уже тянет на админпротокол о дискредитации армии РФ – как известно, штрафовали и за меньшее.

26 сентября протесты в Нальчике, Хасавюрте и Махачкале состоялись снова, на этот раз с дракой с силовиками, которые пытались закрыть вход на главную площадь города, где собирались десятки молодых парней.

«Англичанка гадит», или виноват Запад

Во всех случаях протест вызван грубыми нарушениями в ходе мобилизации – несмотря на заверения Путина и Минобороны, военкоматы на Юге России и Северном Кавказе забирают резервистов с хроническими заболеваниями, пожилого возраста, без опыта не только боевых действий, но и службы по призыву.

Ощутив нарастающую напряженность, глава Дагестана Сергей Меликов попытался спихнуть вину за ошибки при мобилизации на администрации городов и районов, а также на самих резервистов, не обновлявших своевременно сведения о себе в военкоматах. Главным же врагом были объявлены неведомые заграничные паблики, которые якобы  распространяют фейки о нарушениях в ходе мобилизации.

Версию с коварными, проплаченными Западом, «беспринципными админами» пабликов подхватил министр по делам молодежи Дагестана Камил Саидов.

«Если вам пришла повестка, это еще не означает, что вас сразу мобилизуют, сначала вы проходите проверку, и если окажется, что вы не соответствуете критериям мобилизации, то вас никуда не отправят!» – уверял Саидов, хотя многочисленные примеры отправки на сборные пункты говорят об обратном.

Кавказские правозащитники убеждены, что причины столь резкого возмущения стоит искать в сложившейся за годы обстановке в регионе: «Слишком много потерь в Дагестане. Слишком много наших сыновей ушли в мир иной. Только непонятно за что. Почему мы должны одними из первых пополнять ряды этого зловещего действа? Длительное время в нашей республике продолжается так называемая «борьба с терроризмом», когда сами же силовики похищают парней и подкидывают им оружие или патроны. Об этом все знают, и все это копилось в обществе. Сейчас же чаша терпения переливается через край, мобилизация всколыхнула народ».

Зови нищих, увечных, хромых – они не могут воздать тебе

Поводов у протестующих много, и не только на Кавказе – в армию, вопреки заявлениям Шойгу, берут не только отслуживших не более 3 лет назад запасников с боевым опытом и военной специальностью, но и инвалидов-колясочников, инфицированных ВИЧ, мужчин уже на пороге «выбывания» из призывной вилки по годам – с сопутствующими возрастными хроническими заболеваниями.

На нарушения в выдаче повесток жалуются в Волгоградской области, Ростовской, Краснодарского края. Более того, зачастую повестки означают не просто приход в военкомат, где положено пройти сверку данных и медкомиссию, а сразу убытие в учебные центры, в которых резервистов никто особо не ждал. Мобилизованных размещают в непригодных помещениях, без коек, или же с койками без матрасов, и это еще удача – некоторым и вовсе довелось ночевать «в чистом поле», согреваясь кострами, так как в часть их не пускают, некуда.

Хаос и неразбериха добавили лазеек для уклонистов, кто не успел сбежать из страны, но готов поделиться с военкомом честно заработанными на гражданке. Как говорил киноперсонаж: «В армии без солдат абсурд и коррупция», а уж с солдатами, видимо, коррупция вдвойне.

Предполагалось, что мобилизованные будут проходить подготовку перед отправкой на фронт в течение 10 дней, однако затем решением командования этот срок был сокращен до трех дней. Отчасти не только чтобы быстрее затыкать дыры на фронте, который вот-вот посыплется еще на каком-нибудь направлении, но и чтобы учебки смогли быстрее распихать неожиданное пополнение.

Предыдущая статья«Напились водки, братаются»: В Елани на Урале скопилась пробка из 11 автобусов с мобилизованными
Следующая статья«Это не блеф»: ядерная угроза как признание поражения