Жители уральского села вышли на митинг после смерти человека-легенды

674
Фото: Яромир Романов / Znak.com

83-летний Геннадий Подоксенов руководил совхозом «Первомайский» на протяжении 40 лет и умер в Екатеринбурге, куда мужчину доставили с коронавирусной пневмонией.

В связи со смертью Подоксенова, жители уральского поселка Первомайский вышли на митинг, на котором подняли тему отсутствия на селе нормальной медицинской помощи, сообщает Znak.com.

Легенда села скончался в реанимации ГКБ № 40 11 сентября. Это первый человек, умерший в Первомайском от COVID-19.

Поселок находится в 180 километрах от Екатеринбурга. В советское время здесь работали колхозы-«миллионники», которые обеспечивали Средний Урал зерном, овощами, мясом и молоком. В 2000-х совхоз «Первомайский» перешел в ведение Минобороны РФ и был главной производственной площадкой принадлежавшего военному ведомству свердловского агропредприятия «Сосновское». После развала колхоза население Первомайского с каждым годом сокращается, в поселке наберется едва 600 жителей.

Дочь Подоксенова, Светлана Казанцева, рассказала, что в августе ее престарелый отец вынужден был две недели ездить за 150 километров в больницу Асбеста на гемодиализ. Двумя годами ранее ему удалили одну из почек. Светлана предполагает, что в Асбесте ее отец и заразился COVID-19.

«27 августа приехал с диализа. Сказал, что плохо себя чувствует, и сразу лег в постель», — рассказывает Казанцева. На следующий день температура у Подоксенова поднялась до 38 градусов, ее пытались сбить при помощи трав.

Сбить температуру не удавалось, и Казанцева вызвала скорую. «Они его даже смотреть не стали. Мазки взяли и уехали», — рассказывает дочь. С температурой 39 градусов старик лежал дома еще примерно неделю. Дочь позвонила родственнице, заместителю главного врача Пышминской районной больницы Ольге Васиной.

«Она отругала меня за то, что я раньше не обратилась, потом позвонила дальше и уже сообщила мне, что у отца положительный анализ на COVID», — сказала Казанцева.

Вечером 2 сентября пенсионера забрали из дома и увезли в ГКБ № 40 Екатеринбурга. Вскоре тот перестал брать трубку. Мужчина скончался в реанимации еще через несколько дней. Дочь уверена, что отца можно было спасти, если бы его госпитализировали раньше. О том, что у отца пневмония, она пыталась говорить медикам едва ли не с первых дней его болезни.

В день похорон пенсионера в поселке прошел импровизированный митинг. На кладбище из-за его диагноза односельчанам прийти не разрешили.

«Только сейчас мы, наверное, начинаем ощущать, что на самом деле произошло с нашей страной и нами. А ему было как больно? Ведь он строил то, что потом начали стремительно разрушать. На его глазах все железо с объектов сдиралось, рушили корпуса [совхоза], увозили свиней» — заявила на митинге руководитель ветеранской организации поселка Первомайский Надежда Крапивина.

Председатель местного профкома Александр Ракитин не стал критиковать власти публично.

«Проблемы с медициной в целом одинаковые по всей стране! — возмущался Ракитин, отойдя от микрофона. — У нас в районе все точно такое же. В районной больнице даже не хватает врачей-терапевтов. Всего один-два специалиста остались с высшим образованием. Работают в основном фельдшера. На все у них есть одно слово — оптимизация. С этой оптимизацией мы до ручки дошли уже. Медицину, короче, надо саму лечить».

Бывший главный агроном совхоза «Первомайский» Михаил Смирнов тоже выступил с критикой, напомнив, какая хорошая была больница в соседнем поселке Четкарино.

«Теперь все там закрылось вкруговую! Такое ощущение, что из дома нас уже сразу на кладбище везут. Путин говорит о миллионах [рублей, которые вкладывают в медицину], а где они?» — отметил мужчина.

66-летний пенсионер Смирнов рассказал, как его отказались лечить в районной больнице в ноябре.

«Пришел в районную больницу, еле на второй этаж в терапию поднялся. А у меня только спросили, какой возраст, и, услышав, заявили: „Все, лечить тебя больше не надо“» — сообщил он.

Многие из присутствовавших также говорили, что с возрастом получают все меньше внимания от медработников.

Во время митинга также жаловались, что сейчас местные женщины вынуждены ездить на роды за 150 километров, в Каменск-Уральский. И периодически случается, что не доезжают, рожая прямо в машинах.

В самом Первомайском фельдшерский пункт работает всего лишь по несколько часов два раза в неделю и только благодаря девушке-фельдшеру, согласившейся ездить сюда из Четкарино. Аптеки в поселке нет.

Никаких резолюций по итогам митинга не принимали, петиций не подписывали. Люди выговорились и спустя час разошлись. Микроавтобус с телом Подоксенова в закрытом гробу подъехал на кладбище деревни Комарова. Люди выполнили просьбу внучки, на кладбище кроме родственников никто не поехал. Через двадцать минут все траурные церемонии были завершены, гроб опустили в могилу.

РосИнформ писал 25 августа о том, что жители Краснодара жалуются на невозможность получить медпомощь.

17 июля сообщалось о том, что онкобольной наложил на себя руки из-за отказа в медпомощи в Приангарье.

Жители Крыма также жалуются на отсутствие медицинской помощи.