Жертвы Молоху – человеческая цена войны для России

89
Разбитая колонна военной техники
Разбитая колонна военной техники. Фото: Соцсети

24 февраля Российская Федерация начала специальную военную операцию на Украине. Большинство отечественных СМИ с первых дней уверенно рапортовали о быстром продвижении нашей армии, легких победах и захвате все новых и новых территорий. О потерях долго молчали, но борьба двух армий не может проходить бескровно.

На фоне ошеломляющего единства практически всех стран мира в осуждении действий России и стремительного усиления санкционной политики остается в тени один из главнейших вопросов – а какова не денежная, а человеческая цена этой кампании для российского народа? Сколько жизней российских солдат уже пришлось отдать для того, чтобы Путин продолжал играть в геополитические игры, «воевать с Западом» и доказывать всему миру свою важность?

Во время ведения военных действий не принято оглашать потери «своих», но даже украинская сторона, которой, по словам Владимира Путина, руководят «неонацисты и наркоманы», дозированно сообщает не только об убитых и раненных гражданских, но и о потерях среди своих военнослужащих, причем ежедневно.

Российские СМИ молчали о потерях три дня, и только на четвертый стали появляться одиночные сообщения.

Первое подтверждение о том, что армия России несет хоть какие-то потери, прозвучало 27 февраля от официального представителя Минобороны Игоря Конашенкова. Какие-либо конкретные цифры по погибшим и раненым не приводятся, признается лишь сам факт. Одновременно с этим Конашенков отметил, что потери «многократно меньше уничтоженных националистов и потерь среди военнослужащих украинских вооруженных сил».

Игорь Конашенков также признал, что есть военнопленные. Он заявил о пытках и истязаниях, которые применяются в отношении «немногих захваченных российских военнослужащих».

«Хочу подчеркнуть, — сказал Конашенков от имени Минобороны России. — Фиксируются и идентифицируются все лица, голоса, телефоны, их координаты, IP-адреса, а также переписка всех украинских нацистов, причастных к издевательствам над нашими товарищами».

За день до этого, 26 числа, глава Дагестана Сергей Меликов сообщил о смерти армейского офицера ВДВ Нурмагомеда Гаджимагомедова.

Меликов написал в своем инстаграме: «С огромным сожалением воспринял трагическую весть о гибели нашего молодого земляка, офицера Российской Армии Нурмагомеда Гаджимагомедова, который с честью исполнил свой служебный долг в ходе спецоперации по защите Донбасса». Подробностей не сообщалось.

Тем временем, Министерство Обороны Украины публикует потери противника ежедневно. По состоянию на утро 22 марта 2022 года по их данным они следующие:

танки – 509

бронемашины – 1556

самолеты – 99

вертолеты – 123

артиллерийские системы – 252

РСЗО – 80

средства ПВО – 45

автомобили – 1000

цистерны – 70

спецтехника – 15

корабли/катеры – 3

БПЛА – 35

Ну и самое главное, потери личного состава:

убитые – около 15 000

пленные – 562

Среди них – множество командиров наивысшего ранга, в частности Минобороны Украины называет шесть генерал-майоров, капитана 1-го ранга, шесть полковников и троих подполковников.

Как правило, на одного убитого приходится двое раненых, так что суммарные людские потери России в конфликте уже могут превышать 45 000 человек.

Цифры откровенно пугают, но насколько они верны? Может украинская сторона их значительно преувеличивает, завышая потери противника для поднятия собственного боевого духа?

Непрямые свидетельства говорят об обратном. Украинцы с первого дня начали волонтерскую кампанию, закидывая жителей России личными сообщениями с фотографиями трупов российских солдат и кадрами сожженных колонн бронетехники.

Это не повторяющиеся кадры, С 24 февраля практически ежечасно появляются новые снимки и видеоролики. Форма российской армии легко узнаваемая, техника также явно российская (характерные модели и окрас).

Более того, в сети множатся видео допросов российских военнопленных, кадры обстрела из градов и крылатых ракет жилых массивов Харькова, Киева, Мариуполя, Чернигова, а также безоружные протесты против российских войск в деревнях и небольших городах Украины, которые заняла российская армия (по состоянию на 21 марта украинскими военными контролируются все крупные города и областные центры, кроме Херсона).

Второго марта Минобороны России впервые отчиталось о потерях на Украине: погибли 498 военных, 1597 ранены. С тех пор никакой новой информации не озвучивалось.

В региональных новостях начали появляться сообщения о погибших и среди них – сотрудники практически всех силовых ведомств Российской Федерации: контрактные военные, срочники, служащие Росгвардии, ОМОНа.

20 марта ненадолго появилось сообщение Минобороны Российской Федерации о том, что за время проведения спецоперации ВС РФ потеряли убитыми 9861 человека, ранения получили 16153 человека. Страница было тут же удалена, но сохранилась в веб-архиве.

Складывается впечатление, что российское государство отчаянно старается сохранить тайну о военных потерях. Да и на само слово «война» в отношении этой специальной операции для российских СМИ наложен строжайший запрет.

Госдума начала разрабатывать законопроект, предусматривающий до 15 лет лишения свободы за «фейки» о действиях российских войск. Об этом заявил глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев в эфире «Первого канала». Идею поддержал спикер Госдумы Вячеслав Володин.

Пискарев предложил дополнить статьи Уголовного кодекса и КоАП об ответственности за распространение заведомо ложной информации положением об ответственности «за искажение цели, роли и задач Вооруженных сил РФ, а также других формирований во время специальных военных и иных операций».

А тем временем Международный суд ООН в Гааге 16 марта обязал Россию немедленно прекратить военное вторжение в Украину. Также все больше официальных лиц во всем мире открыто называют Владимира Путина военным преступником.

Егор Счастливцев, РосИнформ

Предыдущая статьяВ Румынии разрисовали буквами Z и V могилы советских солдат
Следующая статьяНа острове Мэн лишили регистрации восемь самолетов российских миллиардеров