«Я твой экономика шатал» – как вопреки пропаганде всё-таки действуют санкции

21
Фото: коллаж / Shutterstock/Fotodom

В компаниях, которые уже приостановили деятельность или ушли из страны, трудилось 350 000 россиян. Спад производства идет по всей стране.

После распада СССР с его плановой закрытой экономикой Россия интегрировалась в глобальные рынки, по примеру развитых стран, а в 2012 году вступила во Всемирную торговую ассоциацию. Внутреннему потребителю стали доступны практически все блага цивилизации – от моющих средств до новейших «айфонов», от банковских продуктов до иномарок.

Но уже с 2014 года, после Крыма, российское руководство вооружилось новым лозунгом «импортозамещение» в борьбе с тлетворной западной роскошью. И хотя «крымские» санкции были довольно мягкими, импортозамещение было объявлено стратегической задачей и концу 2021 года якобы успешно достигнуто. То, что успех этот был мнимый, как и многие другие достижения властей, показали санкции уже 2022 года, последовавшие за вторжением на Украину. Канал «Можем объяснить» подготовил материал, почему же целиком импортозамещенная российская экономика зашаталась без импорта?

«АвтоВАЗ» – это крейсер «Москва» отечественного автопрома

В мае остановился завод «Фрегат» в Московской области, который ежегодно выпускал около четверти всего свинца в России. Причиной остановки крупнейшего свинцового завода в России стало полное прекращение экспорта. За месяц до этого стал Тихвинский вагоностроительный. Новосибирский инструментальный сократил рабочую неделю – нет заказов на продукцию. В Алтайском крае сократил производство в половину «Кучуксульфат».

Спад производства идет по всей стране, не разбирая отрасли – от рыболовства до автомобилестроения. Предприятиям либо некуда сбывать продукцию из-за санкций, либо неоткуда брать сырье – опять же из-за санкций. Меры, которые принимает правительство, оказывают на самом деле медвежьи услуги. Например, с тем же «Фрегатом» история в том, что Минпромторг не выдал заводу соответствующую лицензию. Российское правительство ввело разрешения на экспорт, опасаясь дефицита на российском рынке. Дефицита в итоге нет, но внутренний спрос на продукцию оказался крайне низким. Заводу некуда работать.

Показательно падение автомобильной промышленности. Это не просто спад, это полное обрушение. По данным Росстата, производство автомобилей в мае 2022 года составило всего 3,3% (!) от мая 2021 года. Из страны ушел Renault, который держал на плаву «автомобильный крейсер-флагман» – АвтоВАЗ. На конец мая в России, по данным Автостата, работали только два предприятия автопрома: УАЗ «Соллерс» в Ульяновске и Haval в Тульской области.

Российский автопром и так не мог похвастаться ни качеством, ни высокими технологиями. Но эта отрасль в любой стране тянет за собой десятки смежных предприятий – от производства пластмасс и химии до металлургии. Круче – только производство танков, которое, кстати, тоже встало.

С учетом того, что и с чисто импортными авто будут трудности с запчастями, автомобиль снова превращается в роскошь, а не средство передвижения.

Производство малотоннажных автобусов, оптоволоконных кабелей упалов в пять раз. Холодильников, стиральных машин, телевизоров – в два раза. Лифтов, печей для хлеба, пассажирских вагонов, грузовиков – в полтора раза. В ближайшие месяцы экономисты ждут дальнейшего плавного углубления промышленного спада, чему отчасти будет способствовать чрезмерно-крепкий курс рубля.

Пролетает даже фанера

На круглом столе в Совете Федерации генеральный директор ООО «Свеза-Лес» Анатолий Фришман заявил, что ситуация в российской деревообрабатывающей отрасли близка к «катастрофической» – из-за санкций лесопромышленники с 10 июля не могут завозить продукцию в Евросоюз. Необходимо найти покупателей на два миллиона тонн фанеры ежегодно.

Когда некуда везти, страдает не только производитель, но и перевозчик. По итогам июня РЖД – монополия, оперирующая третьей крупнейшей ж/д сетью в мире, – перевезла на грузовых поездах 100 млн тонн. Спад в годовом выражении составил 6,5% и стал рекордным с 2008 года. Перевозки лесных грузов в годовом выражении рухнули на 17,8%, перевозки зерна – на 14,1% (несмотря на обещания президента Владимира Путина экспортировать рекордный в истории страны объем – 50 млн тонн). Перевозки угля – основного по объему груза для РЖД — просели на 5%, кокса – на 9,1%, цветной руды – на 6,7%, металлолома – на 18,2%.

Спецмеры без меры

Первопричина падения, конечно же, понятна – вторжение на Украину не могло не повлечь экономических проблем. Санкции в этом году могут привести к падению экономики РФ на 6,4%-11,5%, оценили эксперты РАНХиГС. Глубина падения зависит от уровня дисконта цены на нефть, ослабления курса рубля. Согласно некоторым сценариям, в 2023 году нас могут ждать еще большие трудности. Все это исходя из предположения, что России быстро адаптируется и эскалация санкций близка к финишной прямой, поскольку страны-санкционеры несут издержки. Они, конечно, несут издержки, но при этом активно переобуваются на новых поставщиков – а России переобуваться не во что: главный рынок энергоресурсов, нефтегазодолларовую трубу в Европу, мы теряем, а в Азии нас не сильно то и ждут, им и свое бы продать.

Однако власти не торопятся спасать экономику. Вместо действительно импортозамещения, правительство то разрешает параллельный импорт (по сути, воровство у правообладателей продукции), то пытается переформатировать промышленность под военные нужды.

По новому закону, который подписал президент Владимир Путин, расконсервируются мобилизационные мощности, а также могут вводиться особенности регулирования трудовых отношений – привлечение работников в ночное время, в выходные и праздничные дни, предоставления отпусков и т. д. Юридические лица и предприятия для выполнения госзаказов обязаны покупать сырье или оборудование у единственного поставщика, который будет указан в контракте. Да и вообще не вправе будут отказываться от государственных заказов. Ожидаем в скором времени агитации в стиле «все для фронта, все для победы!»

Непонятно только, каким образом будут разворачиваться те самые мобилизационные мощности на предприятиях, которые и так уже в состоянии клинической смерти. До спецоперации главной статьей импорта России ($378 млрд в 2021 году, или около 23% ВВП) были машины, оборудование и транспортные средства. Наиболее велика – более половины – эта доля была в производстве компьютеров и электроники, машин и оборудования, транспортных средств; в химической промышленности порядка 40% добавленной стоимости обеспечивалось импортными закупками, в пищевой – порядка 30%.

Очевидно же, что без этой продукции, которую в России так и не научились производить за все годы импортозамещения, «мобилизоваться» смогут очень ограниченные секторы экономики. Конечно, можно произвести целиком российский танк, в том смысле, что металл там будет отечественный. Но стрелять из него придется на глаз, как и управлять – примерно на уровне Т-34 – ведь все бортовые системы на импортных комплектующих.

В перспективе ожидается еще больший откат назад самых продвинутых отраслей. Прогнозирование масштабов тут усложняется, так как будут еще пакеты санкций, а стратегический «гений» Путина и его приближенных непредсказуем. Впрочем, по телевизору такого не покажут, «… а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму».

Предыдущая статьяНа Донбассе погибло уже трое заключенных, завербованных ЧВК «Вагнера»
Следующая статьяЕвросоюз выделил на восстановление Украины 1 миллиард евро