ВСУ сохраняют четырехкратный перевес по уничтожению техники РФ

10
разбитая техника РФ под Изюмом
Кладбище российской военной техники под Изюмом. Фото: Соцсети

Военные потери – всегда сложная тема, покрытая полным молчанием либо недосказанностью. Не говорить о своих, преувеличить потери противника – привычная схема, которой стараются придерживаться все правительства. Но в эпоху цифровых технологий и общедоступности информации это сделать уже не так просто.

6 сентября Генеральный штаб ВСУ сообщил, что количество убитых российских военных превысило 50 тысяч (50 150 человек). Того же 6-го сентября министр обороны Великобритании Бен Уоллес заявил, что Россия уже потеряла в этом вооруженном конфликте более 25 000 солдат убитыми, а общие потери (убитые плюс раненые, пленные и десятки тысяч дезертиров) составляют свыше 80 000 человек.

Бен Уоллес уверен, что такие масштабные потери без сомнения окажут долговременное влияние на общую боеспособность Вооруженных сил Российской Федерации.

В результате успешной (судя по изменившейся линии фронта) контрнаступательной операции ВСУ в Харьковской области, которая началась 8 сентября, количество потерь российских вооруженных сил, о которых сообщает украинская сторона, существенно выросло. По состоянию на 17 сентября эта цифра насчитывает уже 54 250 человек.

Минобороны России, в свою очередь, последний раз озвучивало свои потери 25 марта. Тогда в министерстве заявили, что во время проведения Специальной военной операции погибли 498 военных и еще 1597 ранены. С тех пор в СМИ появлялись лишь неофициальные цифры – результаты журналистских расследований на основании официальных сообщений в регионах России о погибших в ходе проведения СВО.

Отдельная тема – судьба полутысячи российских моряков с подбитого и потопленного крейсера «Москва». Из-за огромных репутационных потерь для России в связи с утратой корабля, судьба большинства членов экипажа до сих пор не разглашается.

Что касается потерь украинской стороны, то они также практически не озвучиваются. 14 июля украинская замминистра обороны Украины Анна Маляр сделала заявление о том, почему Минобороны Украины не разглашает данные о своих потерях:

«Цифры погибших представляют собой государственную тайну во время военного положения. Она обусловлена военной целесообразностью и тем, что враг не должен знать эти цифры и использовать для собственных возможностей».

Владимир Зеленский 1 июня озвучил цифры ежедневных потерь в «60-100 солдат в день убитыми в бою и около 500 человек ранеными». Глава Минобороны Украины Алексей Резников 9 июня заявил, что украинские войска каждый день теряют до 100 человек убитыми.

В то же время глава комитета начальников штабов ВС США Марк Милли 15 июня сказал, что Украина теряет убитыми примерно 100 человек в сутки, ранеными – порядка 100-300.

Что касается ежедневных сводок о потерях украинской стороны, озвучиваемых представителем Минобороны России генералом Игорем Конашенковым, то российские журналисты неоднократно ставили под сомнение не просто их достоверность, но и адекватность (и практически высмеивали).

Совсем другое дело – военная техника. В отличии от потерь личного состава, уничтоженную и захваченную «броню» легче фиксировать, документировать и, соответственно, считать. Международный проект Oryx занимается детальной фиксацией уничтоженной, поврежденной, брошенной и захваченной военной техники и вооружения как с российской, так и с украинской стороны. Каждая единица техники сопровождается ссылкой на фото- или видеофиксацию.

На основании их подсчетов можно не только сравнить потери сторон, но и оценить, насколько официальные сводки отличаются от собранного фактажа.

Минобороны Украины говорит о 2202 уничтоженных танках (тут и далее – данные за 17 сентября), международные исследователи называют цифру 1130 (672 уничтоженных, 44 поврежденных, 51 брошенный и 363 захваченных).

Далее приводим через тире цифры украинской стороны и исследователей Oryx (сумму всех видов потерь) по основным пунктам:

Бронемашины: 4701 – 2185 (590 боевых бронированных машин, 1270 боевых машин пехоты, 165 бронетранспортеров, 127 мобильных машин пехоты и 33 машины с противоминной защитой).

Артиллерийские системы: 1306 – 372 (20 тяжелых минометов, 90 единиц буксируемой артиллерии, 203 единицы самоходной артиллерии и 59 машин артиллерийской поддержки).

РСЗО: 312 – 109

Средства ПВО: 168 – 94

Самолеты: 251 – 56

Вертолеты: 216 – 48

Беспилотники: 911 – 127

Корабли: 15 – 11

Автомобильная техника: 3571 – 1591

По разнице в цифрах видна определенная закономерность. Исследователи Oryx фиксируют от трети до половины тех потерь, о которых заявляют в Минобороны Украины. По некоторым пунктам разница гораздо больше, что можно объяснить сложностью для документальной фиксации (в первую очередь речь конечно же идет о летательных аппаратах – самолетах, вертолетах и беспилотниках). Поврежденные танки и другую наземную бронетехнику фиксировать легче, поэтому там разница не настолько велика. Необходимо учесть тот факт, что далеко не каждый уничтоженный либо захваченный танк или БМП обязательно фотографируют и выставляют фото в социальные сети. Данные Oryx означают гарантированный минимум потерь сторон и могут служить только ориентиром.

Общие потери российской армии в технике независимые исследователи оценивают в 6137 единиц, в то время как Минобороны Украины называют цифру 14014. Разница – в 2,28 раза.

Если провести подобную аналогию на потери украинской стороны, то придется признать, что потери Вооруженных сил Украины в технике значительно меньше. Oryx приводит цифру в 1593 единицы. Умножим на условные 2,28 раза и получим 3632 – это почти в четыре раза меньше (!), чем потери Вооруженных сил России.

В то же время данные Минобороны РФ часто расходятся с подсчетами исследователей в десятки раз (ниже указаны данные по состоянию на 17 сентября).

Танки и бронированные машины: 4998 — 883 (в 5,6 раз)

РСЗО: 837 — 22 (в 38 раз)

Артиллерийские орудия: 3393 — 134 (в 25 раз)

Самолеты: 293 — 46 (в 6 раз)

Вертолеты: 155 — 14 (в 11 раз)

Беспилотники: 1973 — 34 (в 58 раз)

Автомобильная техника: 5640 — 343 (в 16 раз)

Именно по этой причине данные Минобороны Украины имеют намного лучшую «доказательную базу», в то время как данные, озвучиваемые спикером Минобороны РФ генерал-лейтенантом Конашенковым, не подкреплены ничем. Не случайно Игоря Конашенкова в шутку называют «королем приписок».

Отметим, что более трети потерь России в технике приходится на технику, захваченную ВСУ. То есть Россия еще и выступает щедрым донором украинской армии, прекрасно знакомой как со старой советской, так и современной российской военной техникой, что позволяет немедленно ставить ее на вооружение.

Многочисленные свидетельства того, что российские части массово оставляли танки, бронемашины и склады боеприпасов в ходе стремительного контрнаступления ВСУ в Харьковской области 8-11 сентября, могут еще сильнее увеличить перевес в сторону украинской армии. Фото- и видеофиксация всех военных трофеев на этой обширной территории только началась.

Брошенная при «перегруппировке» в Харьковской области российская военная техника. Фото: Соцсети

Президент России Владимир Путин в свою очередь в очередной раз заверил, что Специальная военная операция идет по плану:

«План [СВО] корректировке не подлежит, Генеральный штаб по ходу операции принимает оперативные решения. Что-то считается ключевым – освобождение территории Донбасса. Эта работа продолжается, несмотря на попытки контрнаступления украинской армии. Наступательная операция на самом Донбассе не прекращается. <…> По сути своей – изменений нет», – заявил Путин.

Что ж, если план был потерять тысячи единиц военной техники, а треть из них передать ВСУ, то реализуется он вполне успешно.

Егор Счастливцев, РосИнформ

Предыдущая статьяРоссия не может поставлять сжиженный газ в Индию из-за санкций
Следующая статьяПоборы на СВО: в Якутии сотрудников Газпрома обязали перечислить 1000 рублей для раненых