Война – ерунда, главное маневры: какова цель российского наступления в Харьковской области

14
Боец ВСУ в Волчанске Харьковской области, 12 мая. Фото: REUTERS / Vyacheslav Madiyevskyy / SCANPIX / LETA

Строить фортификационные сооружения вблизи границы для ВСУ было сложно, так как территории постоянно простреливались.

В нынешней войне трудно совершить что-то непредсказуемое, подобное внезапному появлению на поле боя «засадного полка». Даже само полномасштабное вторжение России на Украину муссировалось в СМИ, пабликах и блогах экспертов почти год, прежде чем российские колонны, наконец, пересекли границу. Безусловно, для многих это оказалось чудовищным надломом реальности, но точно не было сюрпризом для ВСУ и официального Киева.

Два года войны показали, что никакую операцию с привлечением сколько-нибудь значимых сил любой из сторон невозможно подготовить втайне из-за достаточно совершенных средств обнаружения – от разведывательных беспилотников до спутниковых снимков. Наращивание группировки «Север» на границах Харьковской области происходило на глазах у украинской разведки и западных экспертов, и все же к этой атаке ВСУ оказалось то ли не готовы, то ли действительно сказывается банальное истощение, нехватка вооружений и личного состава. За четыре дня российские военные продвинулись на несколько километров на двух участках, заняли около десятка сел и 100 кв. км территории. Можно ли считать это прорывом, грозит ли Харькову штурм или это отвлекающий маневр, разобрали «Важные истории».

Ползучая серая зона

Наступление началось по тем же направлениям, что и в феврале 2022 года – на Волчанск, через который в начале вторжения танки прокатились, не встретив сопротивления, и по второстепенной дороге на Харьков, проходящей через Липцы-Тишки-Циркуны. Уже к вечеру 10 мая украинский OSINT-проект DeepState подтвердил переход в «серую зону» (так отмечают территории, где идут боевые действия и не установлен постоянный контроль) приграничных сел – Пыльной, Борисовки, Стрелечьей, а также участка севернее Волчанска.

Впрочем, украинские эксперты, а за ними и паблики тут же стали твердить, что эти населенные пункты и так, мол, были в серой зоне, так как в них невозможно было присутствие сил обороны из-за близости к границе и постоянных обстрелов с Белгородской области. Из приграничья началась эвакуация населения.

ВС РФ задействовали на волчанском направлении до пяти батальонов, таким образом, в боевых действиях за небольшой город участвует до 2500 человек с российской стороны. Им удалось войти на северную окраину, о боях в городской черте сообщил и воюющий на стороне ВСУ Русский добровольческий корпус.

Спустя четыре дня стало известно, что российские военные заняли Глубокое и вышли на рубежи Липцев – населенного пункта в 20 км от центра Харькова. Там, видимо, ВСУ удалось в какой-то степени стабилизировать фронт, после чего ВС РФ перешли к «авдеевской тактике» – практически непрерывным обстрелам и атакам КАБами как украинских позиций, так и просто территории, снова превращая все перед собой в руины.

Царица полей – вперед веселей

Примечательно, что на этот раз наступление России идет практически пехотное, лишь с незначительным задействованием бронетехники даже в виде БТР и БМП. Командир разведподразделения ВСУ Денис Ярославский опубликовал видео с дрона, где колонна российских пехотинцев гуськом передвигается по дороге по открытой местности.

Возможно, командование учло опыт неудачного контрнаступления ВСУ на южном направлении, когда даже западные бронетранспортеры и танки оказались бесполезны против плотно заминированной «линии Суровикина».

С другой стороны, такая разительная экономия техники может говорить о нескольких фактах: о том, что этой самой техники не так уж много, и большая часть ее задействована на донецком направлении, либо о том, что широкомасштабное наступление с действительным прорывом к Харькову и попыткой его штурма и не планировалось.

В первый день наступления несколько западных СМИ со ссылкой на высокопоставленного украинского военного сообщили, что задача российского наступления – создать 10-километровую буферную зону вдоль границы. О возможности создания «санитарной зоны» в марте говорил Владимир Путин, когда отвечал на вопрос о том, как обезопасить Белгородскую область от обстрелов. Для того, чтобы оттеснить ВСУ от границы российское командование применило все тот же «мясной натиск»: давно понятно, что по людским ресурсам (готовым отправиться на фронт мужчинам) Россия безусловно превосходит Украину, и что людей российским командирам от батальона до Генштаба не жалко. А что, пункты отбора еще наберут дурачков, соблазнившихся на контрактные выплаты.

Кроме того, такой характер наступления свидетельствует о том, что хоть сил для осады полуторамиллионного Харькова у ВС РФ и нет, оттянуть часть украинских войск с самого жаркого участка – Часов Яра – тоже часть плана. Аналитик OSINT-сообщества Black Bird Group Паси Паройнен отмечает, что под Харьков перебросили 92-ю штурмовую бригаду, защищавшую именно Часов Яр.

Всего же для вторжения в Харьковскую область на границе по разным оценкам было сосредоточено в новой группировке «Север» от 30 до 50 тысяч человек. Сейчас из них задействованы лишь несколько тысяч. Остальные либо в резерве, либо готовятся к удару в другом месте.

От Сум не зарекайся

Глава Главного управления разведки (ГУР) Минобороны Украины Кирилл Буданов заявил, что Россия начнет новое наступление в Сумской области, чтобы еще более растянуть резервы ВСУ и отвлечь их от боевых действий в других местах. В регионе уже фактически разбомбили приграничные населенные пункты, например, Великую Писаревку, а в данный момент из-за усилившихся обстрелов началась эвакуация из Белополья и Ворожбы.

Однако тогда россияне в свою очередь растягивают фронт, утрачивая основное свое преимущество – быструю логистику по собственной территории и подвоз боеприпасов и подкреплений на наиболее перспективном направлении. К тому же распыление сил уже точно поставит крест даже на предположениях об окружении и взятии не то, что Харькова, который в поперечнике достигает 35 км, но и Сум, которые в пять раз меньше. Для эффективного наступления также необходима была бы фланговая поддержка с Купянского направления, причем, с быстрым продвижением сразу на 40-50 км, что невозможно – линия фронта там, несмотря на ожесточенные бои, фактически стабильна уже многие месяцы.

Переломное ожидание

Возможно, что такой пехотный натиск еще не собранным кулаком – это следствие поспешности российского командования, которое хочет опередить приход в ВСУ долгожданной западной помощи, затормозившейся на несколько месяцев из-за дебатов в Конгрессе США.

Именно эта задержка привела к сложившейся почти критической ситуации на фронте, когда ВСУ испытывают жесточайший дефицит боеприпасов как для артиллерии, так и для ПВО. Сейчас у Киева задача одна – удерживать позиции максимально долго, пока не подъедут западные вооружения – а среди них могут оказаться и истребители F-16, которые могут лишить ВС РФ превосходства в воздухе «за линией боестолкновения», чем пока во всю пользуется российское командование. В пятницу Джон Кирби заявил, что оружие уже начало поступать бойцам ВСУ на поле боя, 14 мая Киев посетил госсекретарь США Энтони Блинкен, который заверил Зеленского в новых поставках оружия.

У России же план тоже достаточно прост – идти по трупам собственных солдат, в изобилии поставляемых вербовщиками Минобороны, и надеяться на локальный успех в каком-либо месте, например, том же Волчанске, который уже сейчас по разрушениям и обстановке напоминает Бахмут.

Предыдущая статьяИз МГУ отчислили студента, арестованного ранее за сбор денег для ВСУ
Следующая статьяНад акваторией Севастополя и в районе аэродрома Бельбек сбиты ракеты