В Амур вылились десятки тонн нефти из магистрального нефтепровода

1850
Машины роснефти в районе места аварии. Фото: sibreal.org

На 575 километре магистрального нефтепровода «Оха – Комсомольск-на-Амуре» 13 июля произошла разгерметизация, в результате чего на землю и в близлежащие водоемы вытекли тонны нефти.

Владелец трубы ООО «РН-Сахалинморнефтегаз» заявлял об утечке всего девяти тонн, через месяц ГУ МЧС и Амурская бассейновая прокуратура признали утечку 120 тонн, однако специалисты говорят, что эти данные можно смело умножать еще на десять, пишет «Сибирь.Реалии».

Утечка произошла в районе поселка Верхнетамбовское, в 35 км от Комсомольска-на-Амуре. Пресс-служба «РН-Сахалинморнефтегаз» сначала заявили об успешной работе по устранению последствий разлива. Вскоре «Роснефть» объявила о завершении использования нефтепровода, которому в этом году исполнилось 78 лет. Капитального ремонта трубы ни разу не проводили.

В начале августа в «РН-Сахалинморнефтегаз» сообщили, что работы по ликвидации последствий порыва участка магистрального нефтепровода «Оха – Комсомольск-на-Амуре» в Хабаровском крае завершены, однако по факту проезд к месту аварии до сих пор перекрыт и с воды, и с суши. На место аварии посторонних не пускают сотрудники ЧОП «РН-Охрана-Сахалин». Через блокпост в сторону аварии периодически проезжает техника «Роснефти». По словам охранников, сейчас «уже вроде на спад пошло, а поначалу мы от шлагбаума не отходили, машины одна за другой шли».

Ликвидаторы разлива уверяют, что официальные данные о разливе нефти сильно занижены, но на камеру и диктофон подтвердить свои слова не хотят, опасаясь увольнения.

Житель Комсомольска-на-Амуре Виктор Князев недавно был сотрудником подрядной организации Роснефти ООО «Петро-Хэхуа» и работал на месте аварии. Сейчас он работает в другом месте, поэтому открыто говорит о последствиях аварии.

«Нас просто собрали и повезли, уже на месте сказали: вот, тут утечка, будете устранять. Это было где-то через неделю после того, как авария случилась, нефть уже не текла потоком, от неё шлейф на земле был. И по нему сделали «искусственную речку» – канаву примерно полметра глубиной и по ней пустили поток воды насосами из ручья, чтобы нефть стекала в озеро. Наша задача была просто стоять вдоль этого потока и следить, чтобы затора в нём не было, то есть, если видишь, что нефть не проходит, лопатой её сгрести, чтобы она дальше проходила, и если «борта» земли с нефтью остались, этот кусок земли с нефтью лопатой отрубать и в поток кидать. Сливалось это все в озеро – не в резервуар какой-то специальный, а просто в озеро, только по кромке сорбент какой-то был раскидан», – рассказал он.

На месте масштабных разливов нефть часто тайком сжигают. Делают это ночью, чтобы не было видно копоти. Житель Комсомольска-на-Амуре Андрей Иванов (имя изменено по его просьбе), работал в комсомольском филиале «Экоспаса». Он участвовал во многих операциях по ликвидации последствий аварий на нефтепроводе «Оха – Комсомольск-на-Амуре».

«Труба гнилая и давно отслужила свой срок, но официально об этом никому не сообщают – если нефть не вытекла достаточно далеко и не попала в водоёмы, где ее могут заметить рыбаки-охотники, можно сохранить эти факты в тайне. Июльский разлив утаить не удалось – уж слишком большой объём утечки на этот раз. Когда на каком-либо участке нефтепровода происходит утечка, соответственно, в трубе падает давление, но всегда ее сразу перекрывают, потому что нередки случаи несанкционированной врезки – нефть попросту могут воровать. В случае с разливом на 575-м километре его обнаружили очень поздно, почти через неделю после того, как упало давление», — сказал он.

Мужчина пояснил, что начальник в силу своей некомпетентности поручил подчинённым для ускорения поисков места аварии не идти пешком вдоль трубы, а ехать на вездеходе. Поскольку вездеходная «трасса» не прилегает вплотную к трубопроводу утечку вначале не заметили.

«Трубопровод не обслуживается, как положено – 30 метров с обеих сторон от него нужно выкашивать деревья и кусты, но никто этим не занимается, «Роснефть» всё экономит», — добавил Иванов.

Утечку обнаружили, когда вылилось огромное количество нефти. По официальным данным, концентрация нефтепродуктов в водах озера Голое тогда превысила ПДК в 54 раза, а общий размер ущерба водным биоресурсам превысил 25 миллионов рублей.

«Они всегда занижают цифры. То же самое было на нефтепроводе в районе посёлка Ягодный Комсомольского района в 2016 году, там нефть аж на дорогу вытекла. Вообще данные о каждой утечке нефти, о которой дают информацию в СМИ, надо умножать как минимум на десять. Что касается свежей аварии на Голом, то здесь речь идет об утечке не сотен, а тысяч тонн. Если раньше обходились тремя десятками бойцов «Экоспаса», то на этот раз их около трёхсот человек работают, из разных регионов. Разве из-за заявленных 120 тонн будут столько людей на устранение последствий разлива посылать? Если «по скромному» даже, там тысяч триста нефти вытекло. Работы непочатый край. А часто на месте масштабных разливов нефть зачастую сжигают – тайком, по ночам, чтобы не было видно копоти. Так делали после разлива на нефтепроводе в районе посёлка Де-Кастри. Большого зарева при сжигании нефть не даёт, а тушится легко. Ночью жгли, рано утром тушили», — рассказал мужчина.

Авария произошла в районе ручья Безымянный и озера Голое, в 12 километрах от села Верхнетамбовское, которое стоит на берегу Амура. Это не первый разлив в этом месте, поэтому рыба пропала в местных озерах еще три года назад, во время предыдущего разлива нефти.

На вопрос местным жителям, пытались ли они рыбачить здесь после 2017 года, они так же ответили вопросом: «А вы на кладбище пытались рыбачить?»

«Все, нет больше озер. И Голое, и Круглое – кладбище. Нефть там уже три раза выливалась, если не четыре. Хабаровск нам еще в Амур свою канализацию сливает каждый год пять лет подряд. Рыбы не стало – вообще никакой. Всё, это уже всё!» – подчеркнул житель Верхнетамбовского Александр.

Рыбак Николай Самар добавляет, что в 2017 году нефть текла неделю, и разлилась на четыре километра. Один из мостов по дороге к месту разлива отремонтирован с применением кусков железных труб. По словам местных, это те самые трубы нефтепровода, которые демонтировали после прошлой аварии.

В этот раз загрязненная нефтью вода пошла в Амур, поскольку Голое соединено с ним протокой Горной. В селе Богородском, расположенном ниже по течению, принесло дохлую рыбу. По данным сайта ФГБУ «Дальневосточное УГМС» пробы воды в Амуре у этого села 30 июля показали, что содержание нефтепродуктов превышало ПДК в 5,8 раз.

«Было дело во второй половине июля, наловил рыбы, на вид вроде ничего была, нормальная, а поставили варить – в воде радужная пленка появилась, завоняло мазутом, есть ее было невозможно», – рассказал Вячеслав, житель Богородского.

По мнению местных жителей, в Комсомольском районе озере произошла экологическая катастрофа. Врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярёв не сделал по этому поводу ни одного заявления. Но амурский филиал WWF, расположенный во Владивостоке, ведет мониторинг ситуации с помощью снимков из космоса.

«Наши специалисты крайне обеспокоены повторяющимися ситуациями с загрязнением водных объектов. Попадание нефтепродуктов в воду, даже в незначительных количествах, – это уже серьезный урон природе. А в случае с озером Голое речь идёт как минимум о сотнях тонн. Такой ущерб может сказываться на водных беспозвоночных, рыбе и всех, кто её ест, включая человека, ещё долгие годы. Даже в случае масштабного удаления загрязнённого грунта и нефти их еще нужно как-то утилизировать. Единственный способ избежать ущерба от таких катастроф – предотвращать их», — заявил директор Амурского филиала WWF (Всемирного фонда дикой природы) России Петр Осипов.

Собранную после аварии нефть помещали в пластиковые прямоугольные бочки контейнеры и увозили на нефтеперерабатывающий завод в Комсомольск-на-Амуре. Один из работников рассказал, что неделю назад на озеро привезли мини-завод по сжиганию нефти. Запустили оборудование или нет, пока неизвестно.

Всемирный фонд природы направил запросы по поводу аварии в Приамурское межрегиональное управление Росприроднадзора. Там ответили, что разбирательство все еще продолжается.

Как сообщал 5 июня РосИнформ, в Пермском крае разлилась нефть после прорыва магистрального нефтепровода.