Стратегический дефицит. Россия все больше зависит от импорта сырья

762
Фото: Sputnik / Sergey Melkonov

В то время как Россия использует в качестве инструмента внешней политики зависимость стран Европы от поставок газа и нефти, отечественная промышленность полностью зависит от импорта многих стратегических ресурсов, в том числе из Украины.

Россия занимает 11,5% мировой территории, являясь самой большой страной в мире. При этом за последние три года темпы, с которыми истощаются запасы стратегических и дефицитных природных ресурсов в РФ, выросли в два раза. Аудиторы Счетной палаты посчитали, что если в 2018 году ново открытыми залежами покрывалось 63% добычи, то в 2020-м их доля упала до 32%.

Подробные и довольно тревожные данные дает расширенный и наиболее свежий на данный момент отчет «Оценка эффективности управления государственным фондом недр в 2018–2019 годах и истекшем периоде 2020 года», опубликованный Счетной платой.

Природные ресурсы делят на два вида — дефицитные и стратегические. К дефицитным ресурсам относят бентониты, полевошпатовое сырье, каолин, крупнолистовой мусковит, йод, бром. К стратегическим – нефть, природный газ, медь, свинец, молибден, вольфрам, олово, скандий, сурьму, германий, золото, серебро, платиноиды, алмазы. Некоторые природные ресурсы попадают одновременно в обе категории — уран, марганцевые и хромовые руды, титан, бокситы, рений, цирконий, редкоземельные элементы.

В отчете Счетной палаты говорится, что в 2018–2019 годах практически не наблюдался рост запасов по большинству видов стратегического и дефицитного минерального сырья. По многим, наоборот, наблюдалось их падение. Наибольшее снижение запасов наблюдается по каолину (–16,02%), германию (–8,20%), сурьме (–7,17%). Среди полезных ископаемых, которые отнесены и к стратегическим, и к дефицитным, снижение наблюдается по всем видам ископаемых, кроме циркония, где наблюдается незначительное увеличение.

Отдельные виды руд в разведанных месторождениях — низкого качества, также отсутствуют эффективные технологические решения по их извлечению и переработке. В результате добыча целого ряда стратегических и дефицитных видов минерального сырья осуществляется в недостаточном объеме. Вместо добычи их приходится импортировать, некоторые частично, а некоторые — полностью.

Зависимость от импорта ресурсов

В период с 2018 по 2020 год потребности отраслей экономики в марганце, хроме, титане и литии полностью обеспечивались за счет импорта, по цирконию данный показатель в среднем за период составил 87,2%. Эти минеральные ресурсы являются не только стратегическими, но и дефицитными, и имеют важное значение для развития отраслей экономики Российской Федерации, говорится в отчете Счетной палаты.

Зависимость от импорта (в богатейшей на ресурсы стране мира!) ставит под угрозу нормальное функционирование целых отраслей российской экономики. Возникновение перебоев в импортных поставках может создать риски для полноценного функционирования отраслей черной и цветной металлургии, военно-промышленного комплекса, авиакосмической отрасли, химической промышленности, медицины.

В условиях усиливающихся санкций может возникнуть ситуация, когда торговое эмбарго на импорт стратегических ресурсов просто остановит большую часть российской промышленности.

При этом, уточняют в отчете, в Минпромторге России фактически отсутствует комплекс мер по импортозамещению дефицитных видов полезных ископаемых и стратегического минерального сырья, а имеющиеся мероприятия неэффективны по причине отсутствия финансирования и реальных механизмов привлечения инвестиций.

Планы мероприятий по импортозамещению охватывают только марганец, олово и титан, что свидетельствует о низкой эффективности управления государственным фондом недр и обеспечения обоснованного баланса между экспортом и вынужденным импортом полезных ископаемых.

Мероприятия в части технологических направлений «Марганец и марганцевые ферросплавы», «Руды и концентраты титановые» фактически не выполнены. В последние три года наблюдается высокая доля импорта по видам дефицитных видов полезных ископаемых, которые не являются стратегическими, но имеют важное значение для развития промышленности: йод – 100%, плавиковый шпат – 95%, бентониты для литейного производства – 89,6%, каолин – 68,3%.

Они имеют широкую область применения и используются в металлургической, химической, атомной, медицинской и прочих отраслях. Кроме того, российские предприятия не в полном объеме обеспечиваются такими стратегическими минеральными ресурсами, как бокситы (доля импорта в среднем за период – 68,6%), медь (49,6%), молибден (40,2%).

Некоторые стратегические ресурсы импортируются не в чистом виде, а импортируются их переделы и соединения. В Российской Федерации не ведется добыча бериллия и рения, а потребности промышленности удовлетворяются за счет импорта соединений бериллия (перрената бериллия), металлического бериллия, бериллиевых лигатур и перрената аммония.

Также импортируются оксиды разделенных редкоземельных металлов, индивидуальные металлы и их смеси (100 % потребностей удовлетворяется за счет их импорта). Их приходится покупать, потому что разделительное производство в стране – отсутствует.

Тантал и ниобий в сырье не импортируются, так как в Российской Федерации производятся соответствующие концентраты, но импортируются их переделы феррониобий, ниобий металлический и тантал металлический.

Всего в 2018-2020 годах импортировалось более трети стратегических видов минерального сырья и более 60 % дефицитных видов полезных ископаемых (с учетом импорта переделов).

Фото: ri-center.ru

Откуда импортируется сырье

Доминирующую роль в экспорте минеральных ресурсов для обеспечения потребностей отечественных отраслей экономики в стратегических и дефицитных видах минерального сырья играют такие страны, как Украина, Казахстан, Чили, Китай, Монголия и ЮАР.

Украина в среднем за 2018–2020 годы обеспечивала поставку 82,9% титана, 51,2% циркония и 70% каолина. На Казахстан пришлось 87% импортируемого хрома и 73,2 % импортируемой меди, 70,7% лития импортировалось из Чили, 83,3% бокситов – из Китая, а Монголия поставила 85,2% плавикового шпата.

Существует серьезный риск снижения конкурентоспособности российской минерально-сырьевой базы в сравнении с ведущими сырьевыми странами мира. Из-за международных санкций российские компании ограничены в доступе к финансово-кредитным инструментам и современным технологиям добычи и переработки минерального сырья.

Для ряда ключевых видов минерального сырья утрачены и не развиваются  технологические циклы глубокой переработки с получением товарной продукции высоких степеней передела и с максимальной добавочной стоимостью.

За последние 30 лет уменьшились либо прекращены полностью объемы производства и переработки групп редких элементов, в том числе редкоземельных металлов (РЗМ), а также циркония и черных металлов – марганца и хрома. Прекратили действие центры, занимающиеся полной цепочкой — от вещества до полупромышленных исследований, которые функционировали до 1990-х годов. Созданием новых никто эти тридцать лет не занимался.

В отношении более 86% видов твердых полезных ископаемых, в том числе по 12 импортируемым видам, геолого-разведочные работы не проводятся в принципе.

Даже по нефти и газу — ключевым сырьевым ресурсам, экспорт которых обеспечивает экономике две трети валютных доходов, — значительную часть новых «открытий», о которых рапортуют компании и которые ставятся на госбаланс, впоследствии приходится списывать.

В сумме за 2016-2019 гг были признаны несуществующими в реальности запасы нефти и конденсата на 2,278 миллиарда тонн, что составляет почти пять годовых объемов добычи. За тот же период по причине неподтверждения пришлось списать 6,041 триллиона кубометров газа — более девяти годовых объемов добычи.

В апреле этого года сначала Россия, а потом и ОПЕК снизили прогноз добычи нефти в России с 560 до 517 млн тон, газа — с 750,1 млрд куб. м до 698,3 млрд куб. м. Если так пойдет дальше, то экспортировать будет попросту нечего.

Егор Счастливцев, РосИнформ

Предыдущая статьяДепутата Госдумы задержали по подозрению в пьяной езде в Перми
Следующая статьяВ Петербурге произошел пожар в Елизаветинской больнице