«Снаряды! Где Шойгу?!». Что означают кадровые рокировки Путина в Министерстве обороны

21
Сергей Шойгу принимает участие в параде на Красной площади, 9 мая 2022 года. Фото: Максим Шипенков / EPA-EFE

Бюджет Минобороны (6,7% ВВП) постепенно приближается к уровню 80-х годов, когда расходы СССР на силовой блок составляли 7,4%.

От времени неудачного бунта Пригожина с меметичным вопрошанием снарядов, с поддатым Суровикиным, картинно откладывающим с колена пистолет-пулемет, и до взяточного генерала Тимура Иванова, было понятно, что кадровые перестановки в оборонном ведомстве неизбежны. Кто-то сразу связал арест зама с подкапыванием под Шойгу, кто-то по-народному прокомментировал «зажрались», но из ситуации можно сделать два вывода: война, с одной стороны, это непаханое поле для всевозможных схем обогащения, которые чуть что легко списать на боевые потери, с другой – огромное напряжение даже для такой, «санкционноустойчивой» экономики, какой оказалась российская.

Вечером в воскресенье 12 мая Владимир Путин, на фоне формирования нового правительства, провел-таки кадровые перестановки в силовом блоке. Шойгу передвинули в Совбез на место секретаря, а Николая Патрушева ­– «на другую работу». Возглавит же Минобороны снова гражданский чиновник – первый зам главы правительства Андрей Белоусов. Что это значит на политических орбитах, для самих перетасованных функционеров и для страны в целом, разобрала «Русская служба Би-би-си».

Один бух лучше друзей старых двух

Андрей Белоусов – экономист, который мало связан с армией, обороной или любой военной стратегией. Большую часть жизни он проработал на государственной службе, занимался в том или ином виде вопросами экономики. Он консультировал премьеров Евгения Примакова и Сергея Степашина.

С Владимиром Путиным его связывает давнее знакомство: в 2011 году Белоусов помог ему переизбраться на третий срок. Летом 2013 года Путин назначил Белоусова своим помощником по экономике. В правительство он вернулся уже на пост первого вице-премьера в 2020 году.

В 2023 году, будучи первым замглавы правительства РФ, Белоусов представил классификацию видов бизнеса в России, которая по риторике уходит в 90-е годы: разделил бизнесменов на три вида – «крысить», «хрючить» и «копытить». В отличие от многих других представителей экономического блока – человек далеко не либеральных взглядов. Он выступал и выступает за обширное присутствие государства в экономике и за жесткое регулирование экономики, и имеет репутацию «государственника» – человека, защищающего в первую очередь интересы государства, а не, например, бизнеса.

В свете того, что на нужды СВО приходится доить как крупные компании и облагать налогом богатых россиян, которые богаты не сами по себе, а как опять же владельцы крупного бизнеса, именно такой экономический опричник, «слово и дело» государево сейчас нужен Кремлю.

Кроме того, по словам политолога Федора Крашенинникова, Белоусов в путинской среде считается «малокоррумпированным чиновником» – «по меркам нормального человека он, конечно, жулик, но по меркам этой аристократии более-менее честный».

Лучше всего о нужности нового старого назначения высказался «говорящая голова» Кремля Дмитрий Песков:

«Очень важно вписать экономику силового блока в экономику страны. Вписать с тем, чтобы она соответствовала динамике нынешнего момента… на нынешнем этапе президент принял решение, чтобы Министерство обороны возглавил гражданский человек — и это не просто гражданский человек, а человек, который возглавлял весьма успешно Министерство экономического развития России… Министерство обороны должно быть абсолютно открытым для инноваций, для внедрения всех передовых идей, для создания условий по экономической конкурентоспособности».

Пенсионные генералы

Такой комментарий можно читать не только как дифирамб Белоусову, но и как скрытую критику теперь уже бывшего министра обороны. Но, как говорили персонажи в одной почти политической кинокомедии про «высылку» бывшего чиновника послом в Африку – «а куда ж его?».

Сергея Шойгу, который прославился буквально своей непотопляемостью при Путине, конечно, послом в Тунис не отправили, а передвинули на должность секретаря Совета Безопасности, сместив оттуда постаревшего Николая Патрушева, который доселе был одним из идеологов противостояния коллективному Западу.

«Он продолжает работать, и в течение ближайших нескольких дней мы сообщим вам, где Николай Платонович продолжит свою деятельность», – это всё, что рассказал Песков о том, куда задвинули тоже старого друга Путина.

Политолог Аббас Галлямов подчеркивает, что на протяжении большей части своей истории – примерно до 2012-2013 года – «Совбез был пустышкой»:

«Зато после 2013 года – и вплоть до сегодняшнего дня – влияние Совбеза неуклонно росло, пока не достигло нынешних вершин. С высокой долей вероятности можно предположить, что этот период времени закончился. При Шойгу Совбез возвратится в свое привычное состояние и снова превратится в синекуру для пенсионеров».

С ним согласна и Ксения Собчак, которая считает, что передвижка Шойгу – это не «перестановка по горизонтали», а «большое понижение». Кроме того, после противостояния Пригожин-Шойгу президент, который очень не любит пятнаться в разборки, сделал вывод: мятежника в расход, генерала – мягко спихнуть.

О роли Совбеза для Путина можно также судить по тому, что туда задвинули на придуманную должность зампреда (совершенно картонную) бывшего президента, а ныне успешного алкокалиптического блогера Дмитрия Медведева. По сути это своего рода закрытый клуб бывших соратников президента, которых вроде как и на пенсию выпихнуть не по-товарищески, и всегда можно собрать за одним столом, чтобы они согласно покивали на очередные жалобы Владимира Владимировича на США, НАТО и англосаксов.

А пока – ВПК

Очевидно, что новым назначением «к воюющей армии приставили профессионального и очень мотивированного бухгалтера и завхоза, который со всем усердием будет снабжать ее всем необходимым», – такое мнение высказал Крашенинников.

Один из федеральных чиновников отметил, что «сейчас глава Минобороны должен вместе с правительством грамотно организовать рабочие и логистические процессы, обеспечить необходимое производство и поставки, сориентировать экономику на СВО, выжать технологический максимум из оборонки».

С начала вторжения власти заливают экономику деньгами, а населению «подают» рекордно низкую безработицу и повышение ВВП несмотря на санкции. Кажется, что в стране рост, но на самом деле порождаются дисбалансы – повышаются цены на потребительскую продукцию, кадры перетекают в ВПК (который не делает ничего полезного для страны) даже из таких престижных отраслей, как нефтегазовая, куда раньше стремились за длинным рублем.

Однако назначение государственника Белоусова говорит о двух вещах: Кремль мало заботит, что будет с реальным сектором, и настроен на продолжение войны, пусть даже она за месяцы и годы пожрет российскую экономику. Видимо, это надолго, но все-таки не долго.

Предыдущая статьяВ Воронежской области отравились 40 курсантов института МВД
Следующая статьяНовый министр обороны РФ получал американские гранты