Сказ Минобороны о том, как «уничтожить» больше украинской техники, чем вообще было

294
Фото: theins.ru

Российские военные сбили 84 из 36 имевшихся у ВСУ «Байрактаров», а некоторые города «брали» по 2-3 раза.

О ходе военной спецоперации* на Украине рядовые российские граждане узнают из официальных новостей, и лишь небольшой процент – из независимых источников. Блокировки соцсетей, облавы на СМИ-иноагентов и запрет ряда VPN-сервисов существенно урезали доступ к информации «с другой стороны», и обычный зритель получает ту картинку, которую ему рисует Министерство обороны РФ.

*Специальная операция, согласно Википедии, отличается от обычных военных операций по целям (разведка, саботаж, подрывная деятельность и тому подобное) и методам (повышенная секретность и скрытность). Военные спецоперации, как правило, проводятся силами специального назначения (разведывательными, диверсионными и так далее). Вооруженные силы РФ применяют на Украине артиллерию, танки, авиацию, ракетное оружие, регулярные армейские части и т.д. Таким образом, боевые действия на украинской территории нельзя назвать термином «специальная военная операция», поэтому наша редакция приняла решение называть происходящее войной.

Разумеется, картина эта столь же доблестная, сколь и далекая от реальности. Вообще, это мировая практика еще со времен газет и радио – преувеличивать достижения собственной армии и преуменьшать потери, а о противнике – наоборот. Но Минобороны России в этом плане пошло куда дальше, подбрасывая буквально «отрицательную арифметику» по уничтоженной украинской технике, объектах и потерях в личном составе. Данные, которые озвучивает пресс-секретарь ведомства Игорь Конашенков, зачастую противоречат географии, элементарной математике и здравому смыслу. Об этом написало издание «Проект»*.

Мнимые военные числа

Уже днем 24 февраля говорящий генерал Конашенков отчитался о выводе из строя сразу 74 украинских военных объектов: 11 аэродромов, 4 БПЛА «Байрактар», 18 РЛС, 3 командных пункта, база ВМФ (даже любопытно, что имелось в виду) и 1 вертолет. Если сложить, всего получается 38, то есть вполовину меньше оглашенной Конашенковым цифры. Видимо, 38 – не так солидно для первого дня вторжения, которое планировалось закончить вообще за три дня парадом в Киеве.

Далее на протяжении всей спецоперации с цифрами в Минобороны происходили самые удивительные математические приключения. Например, в начале вторжения ведомство заявляло, что у Украины 152 самолета, но к 26 июня отчиталось об уничтожении 215 штук. Вряд ли добавочные самолеты «на заклание» передали западные страны – передача Су-25 имела место, но далеко не полсотни, и они успешно наносят удары и сейчас. Пресловутых «Байрактаров» российские военные нащёлкали аж 84, при том, что их было 34, еще 25 планировались к поставке в 2022 году, да и сейчас благодаря сборам то в Литве, то в самой Украине производитель передает их ВСУ буквально поштучно, хотя и бесплатно.

Утром 28 февраля количество уничтоженных украинских танков было 314, а к вечеру – 311. То же самое произошло и с другой техникой, в результате Минобороны «потеряло» сразу три подбитых танка, шесть реактивных систем залпового огня, 11 единиц спецтехники. Зато число разбитых зенитно-ракетных комплексов и радиолокационных станций выросло сразу на десятки.

К 26 июня Конашенков отчитался об уничтожении более 3800 бронированных машин, включая танки. Но само Минобороны оценивало численность бронемашин Украины в 2416 штук. Еще около 700 машин к середине мая Украине поставили западные союзники. Каким образом Украина продолжает воевать, если она уже лишилась всей техники и даже набрала «в долг» сразу уничтоженную – сие военная тайна.

Интересно ведет себя и украинская артиллерия. Если верить сводкам Минобороны РФ, она бессмертна. Целыми днями российская армия обстреливает позиции украинских артиллеристов, но потерь в орудиях почти не было.

Людские потери в ВСУ вообще просто «огромны». Если сложить все данные брифингов Конашенкова, то получится, что погибли как минимум 40 596 человек. По статистике крупных военных конфликтов, число раненых обычно в два-три раза выше безвозвратных потерь – убитых, пленных и пропавших без вести. То есть общее число выбывших украинских солдат должно быть около 120 тысяч или более. При том, что штатная численность ВСУ – 200 тысяч, возникает вопрос – кто месяцами сдерживал ВС РФ в Северодонецке, да еще и наносил контрудары, которые требуют хотя бы минимального превосходства в живой силе? Резервисты, которых еще надо обучить, укомплектовать в боеспособные части и провести боевое слаживание, и все это на самом «горячем» участке фронта, не считая других направлений – Херсонского, Запорожского, Харьковского?

Блуждающие украинские города

7 марта Минобороны отчиталось об установлении контроля над Смоляниново, Воеводском и Кременной. 8 марта Кременную взяли еще раз – видимо, для верности. А вообще это было уже третье взятие города. Внезапно 31 марта войска ЛНР вернулись к уже взятому ВС РФ городу и вступили в бои с ВСУ на его окраинах. 21 апреля Кременную взяли в четвертый раз, что примечательно – «без серьезных разрушений объектов городской инфраструктуры и жилых домов».

Такая же история с городом Красный Лиман (с 2016 года – просто Лиман): в первый раз его взяли 2 марта. Но в последующие месяцы там магическим образом появлялись то склады вооружения, то «военнослужащие ВСУ на огневых позициях». Спустя почти три месяца, 28 мая, Конашенков сообщил о повторном взятии Красного Лимана.

Эта случаи – вовсе не исключение, а правило. Всего можно насчитать не менее 25 населенных пунктов, которые были заняты более одного раза. При этом представитель военного ведомства ни разу не сообщал о переходе этих мест из рук в руки, как бывает при интенсивных боевых действиях.

А иногда российские войска захватывают несуществующие места. Например, 6 марта было взято село Закаблуховка, вопрос только в том, что еще в 1980-х годах на карте Генштаба этот хутор помечен как нежилой, за сорок лет там не осталось и развалин домов.

17 апреля ВС РФ бились в несуществующей Павлоградской области за Преображенское. 23 мая Павлоград «перекочевал» в Харьковскую область, слава богу, такая существует, но дело в том, что единственный город Павлоград на Украине находится в Днепропетровской области в глубоком мирном тылу.

Перегруппировки без потерь

Не удивительно, что с такой блуждающей географией и сокрушительными ударами, собственные потери российской армии должны быть несопоставимо малы. Число убитых российских солдат на 25 марта 2022 года составляло 1351 человек, и с тех пор данные не обновлялись. Между тем, к 30 мая даже иностранная новостная служба BBC выяснила имена 3052 погибших на Украине российских военных, среди которых есть даже генералы, а к 9 июня предположительное число убитых может достигать 20 тысяч, по мнению западных спецслужб. Это не считая раненых, пропавших без вести, а также ополченцев ЛНР и ДНР, которых принудительно мобилизуют, отправляют на фронт в качестве пушечного мяса, и, естественно, вообще не считают.

Для таких манипуляций с цифрами необходим не только цинизм, но и особый новояз. Ни разу Конашенков не сообщил об отступлениях российской армии. Уход из-под Киева и Чернигова в конце марта он назвал «плановой перегруппировкой войск». Бегство с раздолбанного украинскими ракетами и артиллерией острова Змеиного – «жестом доброй воли».

Разумеется, войска РФ при этом сражаются исключительно с «нацистами», а аббревиатура ВСУ неохотно упоминается лишь при нанесении ракетных ударов по жилым кварталам (то есть, военной инфраструктуре в понимании Минобороны). Если украинский город «блокирован» – это значит, что ВС РФ безуспешно ведут бои на подступах, а чтобы достичь хоть какого-то продвижения – нещадно обстреливают все из артиллерии, ровняя с землей. «Установить контроль» после этого – когда российские войска заступают на выжженные руины.

И, конечно же, не вызывает сомнений на 127-й день, с колоссальными собственными потерями, массовой гибелью мирного населения, полным разрушением городов, которые Россия собиралась «освобождать» – «спецоперация идет по плану».

 

Предыдущая статьяЕСПЧ потребовал от РФ не казнить осужденных в ДНР британцев
Следующая статьяЭкспорт полупроводников в Россию сократился на 90% из-за санкций, — Минторг США