Схиигумен Сергий дал первое интервью и объяснил свой конфликт с РПЦ

470
Схиигумен Сергий Фото: Яромир Романов / Znak.com

Интервью прошло после таинства соборования, в котором приняли участие более 500 человек, поддерживающих священнослужителя.

Попавший в опалу схиигумен Сергий (Романов), который вопреки позиции Екатеринбургской епархии со вчерашнего дня взял под свое непосредственное управление Среднеуральский женский монастырь, впервые встретился с журналистами. Это случилось вскоре после таинства соборования, которое Сергий провел лично в одной из пяти монастырских церквей — Святой Троицы, сообщает Znak.com.

В их числе оказались хоккеист клуба «Автомобилист» Павел Дацюк и артист шоу «Уральские пельмени» Дмитрий Соколов. Оба они и ранее выражали поддержку схиигумену, называя его своим духовным отцом. Помимо свердловчан, среди приехавших сегодня в монастырь оказались жители и других регионов Урала и Сибири — Пермского края, Челябинской, Тюменской областей, Ханты-Мансийского автономного округа.

Журналистов на соборование монастырская охрана не пустила. Лишь некоторым представителям СМИ удалось попасть внутрь церкви под видом обычных прихожан. Началось таинство около полудня и продолжалось порядка двух часов. После этого схиигумен вышел в окружении тех насельниц монастыря, которые остались ему верны (настоятельница монастыря — игуменья Варвара и часть монахинь вчера покинули обитель, выразив несогласие с отцом Сергием), а также мирян, почитающих священника как своего учителя и наставника.

У порога церкви отец Сергий продолжил проповедовать: «Я люблю Екатеринбург, я желаю всем счастья и благополучия! Дай Бог, чтобы мир и радость у вас в семье царили! Я люблю монастырь, поэтому говорю только так. Храни вас Господь, и многая и благая лета: Екатеринбургу, русским людям и не только — всем национальностям, которые у нас есть!» Именно с этими словами он подошел к журналистам, которых собрали на площади у первой монастырской церкви в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов».

Примерно в этом же месте священнослужитель сегодня утром встречал сотрудников полиции, приехавших проверять информацию о том, что Сергий и его сторонники, в том числе крепко сложенные мужчины, захватили монастырь. «У нас все мирно. Можете поговорить здесь с каждым прихожанином, поделиться своими вопросами и трудностями. Я хочу, чтобы вы записали из первых уст и каждая семья через вас услышала, передать — каждый может бесплатно заказать требы о здравии в нашем монастыре. Милости просим, в любое время дня и ночи приходите. У меня все мирно, спокойно, чего и вам желаю», — обратился схиигумен Сергий к журналистам.

До этого Сергий всегда отказывался от интервью, хотя многие журналисты пытались с ним пообщаться. «Посмотрите, 18 лет [назад] на этом месте не было ничего, все пустое стояло, — продолжил Сергий, указывая на монастырские строения. — За 18 лет мы собрали здесь 523 человека. И получилось сейчас небольшое недоразумение. Если бы к вам в семью пришли и сказали: „Мы забираем у вас родного отца и представляем вам другого человека“, то как бы вы поступили? А если игуменья, духовное чадо, непослушное и сопротивляется отцу?» Схиигумен сам же и ответил на этот вопрос: «Так же как в случае с блудным сыном, который пожелал взять часть имений отца: он отпустил его далече. А когда он пришел с покаянием к родному отцу, тот его простил. Я хочу, чтобы она принесла достойные плоды покаяния, покаялась и жила спокойно дальше в нашем монастыре. У меня проблем нету». 

После этого он ответил на ряд вопросов журналистов.

— Кто сейчас управляет монастырем, если игуменьи Варвары здесь нет?

— Я — как духовный отец, наставник и строитель этого монастыря (строительство Среднеуральского женского монастыря действительно было начато Сергием в 2002 году — прим.ред.).

— Что вы можете сказать по поводу церковного суда и тех обвинений в ваш адрес, которые там озвучены?

— Я не нарушал. Меня лишили сана за то, что я сказал — за правду, за мое слово. Но слово я должен нести и сегодня прочитал молитву. На все вопросы там ответил. А если кого-то я смутил, то прошу простить меня, Христа ради. Я люблю вас всех больше своей жизни. Когда говорю, я не оглядываюсь назад, потому что не страшливый и не боязливый. Я хочу говорить, хочу идти за Христом. А Господь показал через Христа: «Я путь, живот и истина». Он дал мне пример. Когда Господа взяли и вели его к Пилату, ученики покинули его. Только один ученик, Иоанн Богослов, матерь Божия и святые жены мироносицы не оставили его. Я боюсь только одного — оставить Христа.

— Какой выход из сложившейся сейчас ситуации возможен, с вашей точки зрения?

— Я не нарушал! Ничего не нарушал! Вы спросите у народа, неужели я нарушал? (Со стороны раздались крики: «Ничего не нарушал батюшка».)

— Это претензия не от нас — журналистов, это претензия от епархии.

— От народа у меня нет такого. Дело в том, что здесь, на этом месте, я читаю специальные молитвы. Этих специальных молитв никто в России уже не читает: о страждущих, о больных, о бесноватых, об одержимых. Хотим мы или нет, есть мир духовный. Есть не только ангелы света, но и ангелы зла. Я люблю всех и у меня нет врагов. Враг только один — грехи. И молюсь я только об одном, чтобы грехов у нас не было.

— Фактически позиция митрополита Екатеринбургского Кирилла такая же — надо все решить миром.

— Я мирный человек тоже. Вы пришли сейчас и посмотрели, убедились сами, что у нас все хорошо в монастыре. 

— Вы уже пытались обсудить все с митрополитом и как-то решить вопрос?

— Мы уже говорили. Он сказал, чтобы я не говорил с вами, замолчал, не исповедовал, не причащал, заклинательные молитвы не читал. Поэтому я и предложил [ему]: «Читайте вы тогда». У меня бесплатно в месяц раз кормятся 20 тыс. человек, они могут, все, кто хочет, приехать. А еще я хочу сказать, что 8 октября Всемирная организация здравоохранения объявила, что COVIDа нет (это неправда — прим.ред.). Поэтому я прошу, у кого трудно с пищей и питьем, [приезжайте], буду кормить. Не я буду кормить, Божья Матерь. У меня все склады для народа открыты, готовы. 

— Если вас отлучат от служения или лишат сана, что будет дальше?

— Я хочу сказать, что отлучения еще нет от Церкви. Будет народ решать, Поместный собор. Если вам угодно, чтоб я здесь был — решайте! Если не угодно, пожалуйста…

— Но вас епархия обвиняет уже в расколе.

— Еще раз говорю, не нарушал я! Почему бы не вернуть мне право служить? Раскол! А где вы видите раскол?! Я еще раз повторю, меня за слово выгнали! Ведь патриарх [Кирилл] говорил о революционных процессах, которые происходят в мире, которые ведут через цифровую идентификацию к глобальному контролю. И я повторил эти слова, но кому-то не понравились мои слова, они указали патриарху, тот митрополиту Кириллу дал указания, чтобы были эти ущемления.

— Каких действий от митрополита Кирилла вы ожидаете сейчас?

— Я не буду говорить, за патриарха и митрополита. Я только сказал свою позицию. Если кого-то смущает что-то, приходите на покаяние. Я принимаю всех вас и ваших детей, у меня мирно и ладно на душе.

— Полиция и ФСБ сегодня приезжали к вам, что они хотели?

— Того же, чего и вы хотите. Они приехали потому, что масса корреспондентов описали, что у меня неспокойно, беспорядки и кто-то кого-то не пускает. И полицию мы пустили, и ФСБ, и вас тоже.

— 23 июня у вас должен начаться еще гражданский процесс (в отношении отца Сергия возбуждено дело по части 9 статьи 13.15 КоАП РФ — «Распространение в интернете заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений» — прим.ред.)…

— Когда будет, тогда и будем говорить, помолимся вместе. Кто не хочет страдать за народ, зачем он на земле живет? Кто не хочет страдать за веру… Бог сказал уже: «Возьми крест свой и следуй за мной». И мы держимся в своем монастыре. Господь Бог через моего духовного батюшку, 97-летнего героя Сталинградской битвы архимандрита Кирилла Павлова (духовник Троице-Сергиевой лавры — прим.ред.) сказал мне: «Держись правой веры! Храни молитву! Терпи скорби!» Что я и делаю. На то, чтобы я говорил сейчас публично, меня благословили греческие святогорцы со святой горы Афон. 

— Та охрана, которая была вчера вокруг монастыря, кто эти люди?

— В монастыре хотели заменить духовного отца. В вашу бы семью пришли и сказали, что хотят забрать отца вашего, а вместо него дать другого дядю, вам понравилось бы? У меня здесь 523 человека, а сколько мирян еще. В том числе 33 тыс. боевых солдат и офицеров, которые прошли путем доблести и мужества в Чечне, Афганистане, Сирии. Есть казаки, есть воины-спортсмены и равнодушных нет. Я сам неравнодушный. Если не молишься ты за людей, то зачем ты? Я же делаю это не за лавры и не за зарплату! За 30 лет построили пять храмов. Кто построил? Причастие! За 30 лет у меня келья два на два метра, посредине гроб, и больше ничего нет.

— Высказываются опасения, что вы можете подтолкнуть своих сторонников к самосожжению?

— Вы что! Ну спросите у них. И передайте это от меня в епархию, — с этими словами Сергий протянул в сторону видеокамер букет пионов, которые ему передала одна из сторонниц.

Посчитав, что все основные вопросы уже заданы, отец Сергий хотел было уйти. Однако в какой-то момент передумал и пригласил журналистов посмотреть его келью. Она, как оказалось, расположена в небольшом доме, расположенном за церковью в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов». Небольшая комната, обитая деревом, с деревянной же мебелью, многочисленными иконами на стенах и портретом Сталина, оказалось, и правда, небольшой. Посредине вместо журнального столика — большой деревянный гроб. 

Показывая свои скромные апартаменты, схиигумен похвалился, что за все эти годы в эту комнату не приносилось «ни единого рубля» и все, что приходило в монастырь, пускалось на его расширение и процветание, а также на помощь страждущим. «У меня ведь здесь раковые больные. Многие с четвертой степенью, им помогаем», — отметил священник. Уже на улице он объявил обступившим его прихожанам «радостную весть» об «излечившемся офицере ФСБ с четвертой степенью». Паства восхищенно ахнула.

На выходе из кельи отец Сергий еще раз коснулся причин возникших на него «гонений». Он практически слово в слово повторил одну из своих проповедей на YouTube о чипизации и цифровом рабстве. О том, что идентификацию людей начали еще «фашисты», за что и были осуждены на Нюрнбергском процессе. «И сейчас без этого тавра мы не можем ни покупать, ни продавать ничего. Сейчас это все делается добровольно-принудительно с нами. Это я хотел только довести до вас. Защитить вас от всех тех, кто хотел нам сделать фашистский режим. Я не хочу, чтобы вы и ваши дети были рабами в фашистском концлагере. Аминь», — объявил Сергий.

На все остальные вопросы он отвечал уже не под запись. Речь по большей части шла о том, почему он раньше не давал интервью и не объяснял публично своей позиции. «Мне запрещено это, я схимник», — пояснил отец Сергий. 

По пути обратно к церкви в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» разговорились с кавээнщиком Дмитрием Соколовым. Он также считает, что нынешняя встреча с журналистами — мера скорее вынужденная. «Приезжай сюда не как журналист, просто как человек. По-другому многое начнешь понимать», — рекомендовал Соколов.

Другие сторонники отца Сергия, видя его настрой по отношению к представителям СМИ, сегодня также были готовы говорить. В большинстве своем они говорили о том, как любят опального батюшку и какая благодать сходит на них при каждой встрече с ним. Всем своим видом люди старались показать, что монастырь — это не осажденная крепость, и выражали надежду, что как-нибудь «все управится». Один из вариантов, который сейчас, к слову, обсуждается с руководством РПЦ, — отправить схиигумена Сергия служить в другой регион, возможно, даже за рубеж. Кажется, этот вариант собравшихся сегодня в Среднеуральском женском монастыре не устраивает абсолютно. По крайней мере, пока.

На 23 июня у схиигумена Сергия назначены слушания в судебном участка № 3 мирового суда Верхней Пышмы по протоколу об административном нарушении. На 26 июня назначена вторая сессия епархиального суда, на котором слушается вопрос о его скандальных проповедях в YouTube, в которых он отрицает коронавирус, жестко критикует действия руководства РПЦ, патриарха Кирилла, силовые структуры и государственные органы РФ во главе с президентом Владимиром Путиным.

До решения церковного суда по указанию митрополита Екатеринбургского Кирилла отец Сергий запрещен в служении, совершении таинств, лишен права ношения наперсного креста, а также отправлен в затвор на территорию Иоанно-Богословского мужского скита монастыря Царственных страстотерпцев. Последний находится через дорогу от Среднеуральского женского монастыря.