С начала пандемии работу потеряли более 1 миллиона россиян

3349
Фото: rossaprimavera.ru

Пандемия СOVID-19, которая привела к временному закрытию предприятий и падению объемов производства, стала сильным потрясением для российского рынка труда.

Число безработных россиян в мае достигло 4,513 млн человек, что на 227 тыс. больше, чем в апреле (4,286 млн человек), следует из оценки Росстата с использованием предварительных итогов выборочного обследования рабочей силы в соответствии с методологией Международной организации труда, передает «РБК».

Уровень безработицы в мае составил 6,1% от рабочей силы после 5,8% в апреле 2020 года, что является максимальным значением с марта 2012 года (тогда уровень безработицы достигал 6,3%).

В марте 2020 года в России было 3,485 млн безработных, за апрель и май их число возросло на более чем 1 млн человек.

Рост числа безработных в мае 2020 года в годовом выражении (то есть к маю 2019 года) составил 32,7%, а по сравнению с апрелем 2020 года — 5,3%, следует из данных Росстата.

Для поддержки россиян, потерявших работу из-за пандемического кризиса, правительство увеличило максимальный размер пособия по безработице до уровня МРОТ (12,13 тыс. руб.), а минимальный — до 4,5 тыс. руб. Это привело к резкому росту (+80%) в апреле числа официально зарегистрировавшихся безработных в центрах занятости, в мае их число возросло еще на 63% и достигло 2,143 млн человек, из них 1,9 млн получали пособие по безработице. Для сравнения: в марте 2020 года в центрах занятости были зарегистрированы 727 тыс. безработных.

Половина трудящихся в России (49,7%) подвержены рискам увольнения, сокращения или задержки зарплаты, а также вынужденного отпуска, оценили специалисты Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. Если исходить из общего количества занятых в России (70 млн человек, по данным Росстата), в группе риска окажутся почти 35 млн работников.

Говорить, что объявленные к настоящему времени меры господдержки достаточны, было бы преувеличением, прокомментировала директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева: «Невозможно избежать всех экономических и социальных потерь, но их можно минимизировать и смягчить. Для этого нужно знать самые уязвимые группы».

К наиболее уязвимым РАНХиГС отнес самозанятых и индивидуальных предпринимателей; работников наиболее пострадавших отраслей (транспорт и связь, торговля, обслуживание, питание, спорт, туризм, образование, наука и культура, развлечения), неустойчиво занятых — с серыми заработками или зарплатой ниже прожиточного минимума. Учитывались работники частных предприятий и старше 16 лет. Часть бюджетников с зарплатой ниже прожиточного минимума, например занятых на неполную ставку, также вошли в группу уязвимых.

Хотя трудно назвать отрасль экономики, работники которой не пострадали от пандемии, социологи выделили именно работников тех отраслей, которые непосредственно «попали под жернова кризиса», где его последствия не косвенные, а прямые и очевидные, следует из исследования РАНХиГС.

В группе риска:

  • 63% работников наиболее пострадавших отраслей, где занят почти каждый третий трудящийся в России;
  • половина (51%) неустойчиво занятых, к которым относятся 30,5% работников в России;
  • каждый пятый самозанятый.

Причем треть (34%) трудящихся в России относятся к двум уязвимым категориям одновременно, что увеличивает риски. «Для этих работников угрозу полной потери или существенного сокращения трудового дохода следует оценивать как серьезную», — подчеркивается в докладе.

Для кого риски потери занятости и дохода выше

Стабильность занятости во многом зависит от пола, возраста, уровня образования и места проживания работников:

Наиболее уязвимы молодые работники до 30 лет, доля уязвимых — 57%. Маленький опыт усложнит поиски работы в новых условиях. Также среди молодых больше самозанятых, пояснила Малева.

В группе молодых специалистов большему риску подвержены женщины — 63%. Занятость женщин более уязвима в условиях коронавируса, чем занятость мужчин, отметила эксперт. Совмещая материнство и работу, женщины чаще вынуждены соглашаться на низкую зарплату, неполный рабочий день, работу без официального контракта и с серой зарплатой.

В более старших возрастах риск уязвимости занятости снижается. Например, среди работников от 50 до 59 лет доля тех, чья занятость уязвима, составляет 42,5% против 49,6% в среднем по выборке. Еще до пандемии Минтруд прогнозировал увеличение безработных предпенсионеров более чем в полтора раза в 2020 году, до 150 тыс. человек. Но среди работников старшего возраста относительно больше бюджетников с устойчивой занятостью, меньше самозанятых и ИП, именно поэтому они меньше уязвимы в контексте эпидемии, пояснила Малева. Предпенсионеры — единственная группа работников, которая защищена от увольнений законом. Но не исключено, что эта норма в условиях кризиса нарушается, добавила эксперт.

В областных центрах с развитой сферой услуг, которая больше всего пострадала от кризиса, риски выше — 54% против 48% в малых городах и 44,5% в селах. Именно в городах разнообразны неустойчивые формы занятости, особенно среди молодых: частичная и неформальная занятость, самозанятость, отметила Малева. При этом в сельской местности еще до эпидемии сложились более высокие показатели бедности и безработицы. По данным Росстата, уровень безработицы на селе в марте 2020-го составлял 6,5% против 4,7% по всей России (в апреле всероссийский показатель достиг 5,8%). Минсельхоз оценивал долю сельских жителей с доходами ниже прожиточного минимума в 20% против 11,2% в городах.
По сравнению с Москвой риски для работающих выше в Краснодарском и Ставропольском краях, Волгоградской, Нижегородской, Пензенской и Новосибирской областях. Более низкие риски в Кабардино-Балкарии, Коми и в Тульской области.
Две трети (65%) граждан с низким уровнем образования (общим средним и ниже) находятся в наихудшем положении на рынке труда. Чем человек образованнее, тем стабильнее его работа. «Высшее профессиональное образование в наибольшей степени защищает работника от ухудшения характеристик его занятости в условиях эпидемии», — отмечается в докладе.

Какие семьи в группе риска

В целом рискуют потерять часть доходов в результате карантина 39% домохозяйств.
В наихудшем положении семьи с детьми — они составляют почти 60% всех уязвимых домохозяйств.
Вероятности потерять работу или часть доходов подвержена половина (51%) молодых домохозяйств без детей и пенсионеров.
Максимальное пособие по безработице в России увеличено с 8 тыс. до 12,1 тыс. руб., минимальное — с 1,5 тыс. до 4,5 тыс. руб. В Москве пособие выросло до 19,5 тыс. руб., Московской области — до 15,5 тыс. руб. на период карантина.

Семьям с детьми до трех лет положено пособие по 5 тыс. руб. с апреля по июнь — всего 15 тыс. руб. Семьям с детьми от трех до 16 лет — разовая выплата 10 тыс. руб. вне зависимости от уровня доходов. Программа охватит 27 млн детей.

Малообеспеченным семьям с детьми от трех до семи лет выплачивают по 5,5 тыс. руб. в месяц. Минимальное пособие по уходу за ребенком до полутора лет для тех, кто не был трудоустроен, увеличено до 6,7 тыс. руб. Тем, кто потерял работу после 1 марта и воспитывает детей, положено максимальное пособие по безработице и доплата в размере 3 тыс. руб. на каждого ребенка в течение трех месяцев.

В почти четверти (24%) домохозяйств все работники относятся к уязвимым группам.
Значительная часть (44,4%) уязвимых домохозяйств не получают социальных пособий и не могут рассчитывать на помощь.

Господдержка направлена в основном на семьи с детьми, отмечает Малева. Еще до кризиса в январе 2020 года именно этой группе были адресованы сильные меры соцзащиты: маткапитал на первенца, расширение возрастных границ пособия на ребенка до семи лет и т.д. «А как быть тем, у кого еще нет детей, но кто попал в сложную жизненную ситуацию? — спрашивает Малева. — Большинство из введенных мер пройдут мимо этой группы». К тому же по закону далеко не все молодые работники смогут претендовать на пособие по безработице.

16 июня РосИнформ писал о том, что число официально зарегистрированных безработных уже превысило 4,5 миллиона.

 По оценке Конфедерации труда России, общая безработица в стране достигла 8 млн человек.

3 июня сообщалось о том, что основатель Superjob заявил, что в России не 2, а 10 млн безработных россиян.