Рынок труда – в никуда: как сказались спецоперация, мобилизация и миграция

9
Фото: telegra.ph

Суммарные потери трудоспособного населения на российском рынке труда – до 1 миллиона человек (1,5% занятых).

Россия несет колоссальные потери в никому не нужной спецоперации*, где по определению не может быть никакой победы, компенсирующей их. И речь не только об утратах солдат, включая мобилизованных, уже гибнущих сотнями на передовой, технике и вооружении, которые невозможно будет восстановить в ближайшие годы из-за санкций. Речь о том гражданском ресурсе, на восстановление которого уходят десятилетия даже при всех благоприятных факторах.

*Специальная операция, согласно Википедии, отличается от обычных военных операций по целям (разведка, саботаж, подрывная деятельность и тому подобное) и методам (повышенная секретность и скрытность). Военные спецоперации, как правило, проводятся силами специального назначения (разведывательными, диверсионными и так далее).
Вооруженные силы РФ применяют на Украине артиллерию, танки, авиацию, ракетное оружие, регулярные армейские части и т.д. Таким образом, боевые действия на украинской территории нельзя назвать термином «специальная военная операция», поэтому наша редакция приняла решение называть происходящее войной.

45% работодателей в РФ уже столкнулись с дефицитом необходимых их работников. Молох спецоперации* пожрал и продолжает пожирать наиболее трудоспособную часть населения – по возрасту, опыту и способности к профессиональному росту. Сотни тысяч мужчин попали под мобилизацию, еще сотни тысяч, часто вместе с семьями, сбежали от нее из страны. Как планируют справляться с нехваткой рабочих рук руководители компаний и предприятий, и какой спад ожидает российскую экономику из-за кадрового голода, разобрало «Радио Свобода».

Пенсильвания и пионерия

Чтобы понять, какой удар нанесен рынку труда, достаточно посмотреть данные рекрутинговых агентств. Согласно докладу HR-холдинга «Ventra» «Рынок производственного персонала 2022: взгляд работников и работодателей» наиболее популярные стратегии, какими компании пытаются побороть нынешний дефицит сотрудников – ставка на людей предпенсионного возраста (23% опрошенных), использование женщин на традиционно мужских позициях (еще 23%). Здравствуй, женщина с кувалдой, забивающая костыли на железной дороге, и стареющий менеджер, чаще отсутствующий на работе по болезни.

Есть среди работодателей и оптимисты, которые надеются автоматизировать производство и сократить потребность в ручном труде. Таких 21%, непонятно только, за счет чего будет автоматизация – международные санкции ограничили поставку в Россию не только оборудования сложнее тостера, но и современного программного обеспечения, той же операционной системы Windows, под которую пишется большинство софта по управлению проектами.

Есть и хитрецы – 19% компаний готовы переманивать большей зарплатой сотрудников с других предприятий. Понятно, что на фоне того, что мобилизация особенно быстро и сильно ударила по малому и среднему бизнесу, которые не смогли обеспечить своему персоналу бронь, то позволить себе «автоматизироваться» или банально перекупать кадры смогут лишь предприятия, обеспеченные щедрыми госзаказами. Так как в экономике введены «спецмеры», то заказы эти будут военными. А всё, что не касается Минобороны РФ, любые социально значимые производства – посыплются.

По данным «Kontakt InterSearch Russia», среди 270 HR-директоров 59 процентов опрошенных заявили, что будут нанимать кандидатов старше 45 лет, 51 процент – женщин.

Еще одно любопытное исследование провела для «Forbes» компания «HeadHunter». Согласно его результатам, этой осенью (в период с 1 сентября по 14 ноября) компании стали на 26 процентов чаще приглашать на собеседование несовершеннолетних от 14 до 18 лет. Активнее всего привлекают подростков образовательные учреждения и компании, которые специализируются на предоставлении услуг для бизнеса. Там несовершеннолетних стали нанимать в три с лишним раза чаще, чем год назад.

Что интересно, это коррелирует с  данными о том, что каждый четвертый работодатель обратил внимание на снижение профессионального уровня соискателей – и неудивительно, если набирать молодежь без какого-либо опыта работы. К середине ноября количество вакансий, на которые работодатели готовы брать людей без квалификации и стажа по специальности, по сравнению с весной выросло в полтора раза – на 52%.

Кадровый и демографический голод

Участвуя в затяжной бессмысленной войне, Россия падает в демографическую пропасть. Именно самое малочисленное поколение, родившееся в 1990-х годах несет наибольшие потери в боевых действиях, именно его стараются загрести преисполненные служебного рвения военкомы, именно граждане этого возраста активнее всего покидали страну.

Следует понимать, что это не просто сравнительно молодые россияне, которые бездарно гибнут на Украине или бегут из РФ. Это кадровый резерв, тот возраст, когда люди готовы к стремительно меняющимся технологиям и переменам в собственной жизни, еще способны быстро обучаться и ориентироваться в нестандартных условиях. Покидая Россию, скорее всего, навсегда, они увозят свои «живые мозги» – и интегрируют их в чужие экономики.

Без этого кадрового резерва все провозглашенные модернизации, импортозамещения и прочие попытки опять поставить рухнувшую экономику на костыли – лишь пустой звук. Эффект от этих «нацпроектов», от потраченных триллионов ощутили или ощутят лишь друзья Путина да пара тысяч идейно выверенных «айтишников», подвизавшихся в освоении (читай – распиле) госзаказов.

Другое следствие оттока, гибели или «пряток» трудоспособного населения – сокращение потребления, отказ от развлечений, путешествий, покупки жилья. Если у российских компаний нет сотрудников, то некому получать зарплату, которую можно тратить в магазинах, развлекательных центрах, для выплаты кредитов.

Рецессия

Всплеск тревожных ожиданий привел к отчетливому снижению спроса на товары и услуги. Непродовольственная розница только в сентябре, после 21 числа, упала на 15%. Сразу прекратилось едва начавшееся восстановление автомобильного рынка. В октябре продажи новых машин упали на 1,5 тыс. по сравнению с сентябрем и составили 45,2 тыс. (против 121,7 тыс. в октябре 2021-го). Это объясняется исключительно снижением спроса, т.к. возможности «АвтоВАЗа» поставлять покупателям свои устаревшие машины не исчерпаны.

Читайте также: Хмуриться не надо, Lada: выгребет ли из санкций российский автопром?

Мужчины, опасаясь облав, перестали не то что ходить в рестораны и кафе, но даже кататься в пригородных электричках – потери в перевозке пассажиров в октябре 2022 года составили 6 млн человек, или примерно 7% от плановых месячных показателей.

Предложение жилья увеличилось на 20%, а спрос на него сократился почти вдвое, если считать по заключенным сделкам. Рынок недвижимости Москвы, разогретый довоенным притоком людей, ипотекой и льготным кредитованием, оказался на грани краха – цены упали на 27-30%.

Напомним, что автопром и строительство – важнейшие отрасли внутреннего рынка, тянущие за собой целый состав смежных производств, а, соответственно, и инвестиций. За ними будут сокращаться все сферы, а значит, и уменьшаться возможности экономики поставлять деньги для нужд властей. Нефтегазовая жила вскоре иссякнет – в декабре грянет эмбарго на российскую нефть, газовый рынок и так скорее «мертв, чем жив» после взрывов на Северных потоках.

«В этом году ждем снижения ВВП на 3,5-4,5%. Не исключаем второй волны спада в конце текущего – первом полугодии 23-го», – осторожно прогнозирует Ольга Беленькая, руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам». Аналитики «Bloomberg» куда категоричнее – по их словам, новая волна спада уже уверенно набирает ход и достигнет кульминации в начале 2023 года.

Спад производства и потребления, уменьшение населения, отток профессиональных рабочих и рост криминала – кажется, Россия уверенно движется на второй круг «лихих 90-х».

 

Предыдущая статьяДепутаты из Карелии попросили Путина подписать указ об окончании мобилизации
Следующая статьяПолковник Генштаба попался на взятке стиральной машиной