Россиянка умерла после многочисленных звонков в скорую

602
Фото: Алексей Васильев / Facebook

18 апреля женщину нашли мёртвой в своей квартире.

Жительница Петербурга, 30-летняя Мария Симонова перед смертью четыре раза звонила в «скорую». Позже у умершей диагностировали застойную сердечную недостаточность и хронический тубулоинстерстициальный нефрит. Родственники настаивают на возбуждении уголовного дела по факту несвоевременного оказания медпомощи, сообщает 47news.

Издание опубликовало запись разговора петербурженки с диспетчером скорой помощи. Судя по записи, девушке предлагали госпитализацию.

С 15 по 18 апреля было зарегистрировано четыре обращения из квартиры Симоновой на Кондратьевском проспекте. Звонки переключались на отделение скорой помощи «Городской поликлиники №54». 17 апреля вызов был в половине четвертого ночи, 18 апреля звонков принято три: в 14:19, 14:50 и 15:53. Издание имеет в распоряжении первое обращение.

• Здравствуйте.
• Помогите у меня очень сильно болят почки, и я уже почти сутки не могу сходить в туалет и на этом фоне у меня начинает заходиться сердце. 
• А что же вы так долго терпели-то?
• Я надеялась, что это просто признак ПМС, чтобы не дёргать лишний раз скорую.
• Сколько по времени? Так и не мочились всё это время?
• Нет, бывает, но очень мало. То есть где-то раз в четыре часа и совсем по чуть-чуть.
• А после этого жжение было?
• Нет.
• Адрес говорите.
• ….
• А пилонефрит вам ставили?
• Нет, никогда. Первый раз такая петрушка с почками. 
• А температура есть?
• По ощущениям нет, термометр при переезде куда-то канул. 
• Адрес говорите.
• ....

Далее вопрос-ответ медицинского характера.

• Вызов я приняла, подождать только придётся, звонков много. Но вы зря, конечно, так долго терпели, надо было сразу нас вызывать.
• Скажите пожалуйста, мне сейчас можно пить или лучше не стоит пока?
• А почему не пить? Пейте. 
• Ну так не выходит же практически, поэтому страшно. 
• Всё равно же вы ходите всё-таки в туалет. 
• Ага. То есть можно, да?
• Очень обильно-то не пейте, что вам ночью там. Немножко, по глоточку. 
• Я поняла вас.

Далее вопрос медицинского характера

• То есть вам ещё гинеколог нужен. 
• (ответ личного характера) ...До гинеколога дойду, когда снимут карантин. 
• Вас надо везти в стационар, чтобы посмотрел и уролог, и гинеколог.
• Я боюсь, что это будет отказ от госпитализации, если они меня повезут, то лучше сразу нет.
• Что? Вы не поедете? 
• Нет.
• Так, а мы-то что вам тогда сделаем? 
• Мочегонное уколоть, нет? Никак? 
• Мочегонное вы таким же образом можете сами выпить. 
• Ммм. Какое? Что, куда. 
• Фуросемид, в таблеточках он есть.
• Он эффективный? Быстро поможет?
• Ну да. 
• Угу. Я поняла вас. 
• Вы подумайте, мы только вас в больницу повезём.
• Нет, я боюсь, что в стационар я не поеду. Поэтому не гоняйте даже тогда ребят, пожалуйста. 
• Давайте я вызов ваш отложу, а вы подумайте. Запишите наш прямой телефон... Вы если передумаете, то вы нам позвоните, пожалуйста. А то я к вам бригаду отправлю, а вы не поедете.
• Пока бригаду даже не гоняйте, я думаю им хватает работы и без меня. 
• Работы хватает, да, совершенно верно. Перезвоните? Но всяко где-то часа полтора не смогут к вам выехать. Вы эти часа полтора подумайте, хорошо?
• Ага, я поняла вас. 
• Договорились.
• Хорошо, спасибо вам большое.   

Мать девушки написала обращения в прокуратуру и СК Петербурга. До этого СММ публиковали голосовые сообщения Марии, отправленные подруге. Женщина сказала подруге, что звонила в «скорую», но ей сказали, что могут только уколоть диуретик, который она может принять и сама.

«Потом мне перезвонила эта очаровательная диспетчер и рассказала мне, какую соблюдать диету, сказала, что у вас пиелонефрит. Сказала, что лучше кушать, что не кушать, что лучше попить. Такая очень своеобразная диспетчер скорой. Посмотрим, что будет, потому что сегодня утром мне уже легче. С почками более-менее нормально, просто голова кружится», — сказала она подруге.

Также женщина говорила подруге, что везти ее было некуда, потому что «все больницы переполнены».

Как сообщал сегодня РосИнформ, на Урале девушка обвинила врачей в смерти матери, которую не взяли в больницу из-за отсутствия у нее COVID-19.