Повальная цензура. Как власть закручивает гайки

786
Иллюстративное фото

Медиаэксперты считают, что «наступила эпоха тотальной зачистки» и «в ход пошла дубинка закона». Более того, некоторые уверены, что на этом власть не остановится.

Роспотребнадзор потребовал от СМИ удалить в течение суток публикации по расследованиям ФБК* Навального* про «дворец Путина» и других представителей верхушки власти, а также приближенных к Кремлю людей.

Уведомление получили ночью сразу несколько российских СМИ. Среди них радиостанция «Эхо Москвы», издание Znak.com, «Свободные Новости» и «Медуза»*, телеканал «Дождь».

Интересно, что Роспотребнадзор предъявил СМИ полный перечень публикаций-претендентов на удаление. Так, «Дождь» получил требование удалить 6 материалов, «Свободные новости» — 9 уведомлений, The Village — 8 уведомлений, «Бумага» — 3 уведомления, Znak.com — 13, «Медуза» — 17, а «Эхо Москвы» — 34 материала.

«Медуза» заявила, что по требованию Роскомнадзора и под угрозой блокировки издания в России удалила публикации. Хотя предупредила, что еще какое-то время они могут быть доступны для читателей в кэше.

Главный редактор телеканала «Дождь» Тихон Дзядко также подтвердил удаление требуемых шести статей. В то же время он заявил, что «все это происходящее — это, несомненно, акт цензуры, никак иначе это невозможно воспринимать».

«Сейчас идет дискуссия о том, что дескать, это момент истины для СМИ, момент, когда нужно выбирать — или вы на стороне света и идеалов свободы слова, или вы выполняете требования. Это разговор несерьезный, потому что если на одной чаше весов — 6 статей, а на другой — блокировка сайта за 24 часа, выбор очевиден. Потому что, если сайт будет заблокирован, то ни о чем ты больше никогда не сможешь рассказать… Поскольку мы не можем исключать, что подобное не повторится впредь, и сейчас и впредь мы не будем тихо скрывать, удалять материалы, мы будем об этом рассказывать, мы будем писать новость об этом требовании и в новости, как мы написали сегодня, будем указывать те материалы, которые у нас требуют удалить, те самые расследования», — пояснил он.

В декабре 2021 года Роскомнадзор направил «Медузе», «Дождю», Znak.com, The Village и The Bell уведомления с требованием удалить публикации, основанные на расследованиях издания «Проект», тоже объявленного «нежелательной организацией».

Прокуратура аргументировала требование к редакциям тем, что они «распространяют материалы организации, деятельность которой запрещена в России». Причем требования надзорного ведомства касаются публикаций за несколько лет — 2017-2021.

Какие они — самые «экстремистские» расследования?

Список материалов, которые требовалось удалить, поясняет, почему документ в редакции поступил ночью. Ведь расследования касались коррупции, связанной с ключевыми фигурами действующей власти. Среди других материалов оказалось расследование «Он вам не Димон» о тайных резиденциях Дмитрия Медведева, расследованиях о недвижимости премьера Мишустина, новости о пентхаусе тезки жены депутата Леонида Слуцкого, квартире главы «Ростеха» Сергея Чемезова на Манежной площади, недвижимости семьи главы Татарстана и дачах главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина. Также претендентом на удаление является информация о 62-метровой яхте и самолете Bombardier Global 6000, элитной недвижимости ведущей государственного телеканала «Россия 1» Наиле Аскер-заде, любовнице президента государственного банка ВТБ Андрея Костина.

Ну, и конечно не обошли вниманием в списке материалы, связанные с самым громким расследованием ФБК, обнародованным год назад  о дворце в Геленджике, который, по мнению расследователей, принадлежит президенту Владимиру Путину. Его стоимость оценили в 100 млрд рублей. ФБК утверждает, что строительство спонсировалось за счет офшора, куда «жертвовали» деньги приближенные к Путину бизнесмены. За 10 дней расследование посмотрели более 100 миллионов раз. В Кремле после огласки информации заявляли, что дворец под Геленджиком принадлежит «одному или нескольким» предпринимателям. 30 января близкий друг Путина Аркадий Ротенберг заявил, что дворец в Геленджике принадлежит ему.

Закручивание гаек от Роскомнадзора сработает абсолютно контрпродуктивно, считает главред «Дождя». По его словам, это так называемый эффект Стрейзанд, потому что это расследования, о многих из которых люди уже забыли.

«Эти старые расследования начинают жить новой жизнью. Они опубликованы на многочисленных платформах этих же средств массовой информации и других, они опубликованы в интернете и, начиная жить новой жизнью, они получают нового читателя, потому что читатель узнает, что Роскомнадзор потребовал заблокировать, например, новость о расследовании о резиденции Дмитрия Медведева, ему становится интересно, что же это за резиденция, и он находит это расследование», — пояснил Тихон Дзядко. 

«Уровень цензуры, который мы еще никогда не видели»

Новые требования Роскомнадзора медиаюрист, директор Центра защиты прав СМИ* Галина Арапова считает «эпохой тотальной зачистки». Объясняя процедуру, которую примерил РКН, Арапова напомнила, что в декабре 2021-го были внесены изменения в статью 15.3 Закона РФ об информации, информационных технологиях и защите информации, которые теперь позволяют ведомству, ссылаясь на требования генпрокурора, вычищать публикации, ранее подготовленные организациями, признанными экстремистскими или террористическими.

«Это изменение в закон как раз и позволило произвести сегодняшнюю зачистку интернета от всех материалов, которые являются нежелательными. РКН и генпрокурор указывают точечно на конкретные публикации, хотя закон позволяет убрать все, что когда-либо было произведено этими организациями. Наступила эпоха тотальной зачистки. Юридически они действуют в рамках статьи 15.3, но гораздо более шире», — считает она.

Галина Арапова рассказала, что, согласно законодательству, генпрокурор определяет какие материалы, информацию и сведения, идентифицирующие эти материалы, требуется удалить. «Как они еще будут толковать это — мы не знаем, может быть они будут требовать еще удаления и пересказов этих материалов. Необходимо наблюдать и смотреть за толкованием, как будет развиваться практика в этом направлении», — отметила она. Юрист считает, что главной проблемой для Роскомнадзора в достижении целей является то, что сами материалы — это видео-расследования, которые находятся на платформе YouTube, который вне зоны их влияния.

Интересной является и сама формулировка в документе — с требованием удаления материалов либо в оригинальном виде, либо в переработанном. По ее словам, таких формулировок в законе точно нет, так что они могут толковаться как угодно.

«Поправки, введенные в декабре, ставят журналистику в положение, когда ничего кроме обсуждения погоды, больше обсуждать нельзя. Журналисты не смогут рассказать, что является существенным, а что нет. Это уровень цензуры, какого мы никогда не видели», — пояснила Ракова.

«Речь может пойти о запрете таких структур, как Ютуб и Твиттер»

Независимые медиаэксперты, опрошенные Русской службой «Голоса Америки», также назвали действия Роскомнадзора неприкрытой цензурой.

Власти стремятся оградить себя от всякого проникновения в зону их жизненных интересов, выстроить глухой забор между собой и обществом, считает социолог и публицист, в прошлом генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко. По его оценке, этому серьезно мешали расследования Навального.

«Они по-прежнему будоражат общество, отвечая на вопрос, кто есть кто в российской власти, – добавил он в комментарии для Русской службы «Голоса Америки». – К тому же у власти скудеют ресурсы. Еще несколько назад ущерб от громких расследовательских публикаций можно было как-то компенсировать «крымнашенским» угаром, да и жизнь, в целом, была относительно терпимой в экономическом плане. Сейчас ситуация переменилась на корню. Уровень жизни падает, а никаких успехов нет и не предвидится. То, что происходит сегодня с перепиской-перебранкой с Западом – явное и очередное поражение Кремля».

По его словам, в верхах востребована идея некоей лакированной действительности. «Расследования же взрывают ситуацию, вызывают законное негодование у граждан, – утверждает он. – Официальные информационные войска несмотря на свои огромные бюджеты вчистую проигрывают сражение за аудиторию. Поэтому в ход и пошла дубинка закона. Это откровенная цензура. Она была в стране, в общем, всегда, но сейчас становится тотальной. Полагаю, что последние остатки свободы в интернете тоже будут довольно жестко уничтожаться. Речь может пойти о запрете таких серьезных структур, как Ютуб, Твиттер и так далее. По крайней мере, разговоры об этом уже идут».

Вместе с тем Яковенко думает, что окончательно заткнуть рот независимым журналистам не удастся. «Только за прошлый год из страны уехали полторы тысячи журналистов и правозащитников уехали из страны. На сегодня и оппозиция, и независимая журналистика во многом перемещаются за пределы РФ. Оттуда и будут звучать новые «Колоколы» (выходившее за границей во времена царской России издание Герцена)», – резюмировал он.

«В Кремле на этом не успокоятся»

В свою очередь заведующий кафедрой журналистики Института Массмедиа РГГУ профессор Николай Сванидзе считает, что Алексей Навальный с точки зрения властей – «террорист». А дальше, на его взгляд, все было предсказуемо, поскольку можно отталкиваться от буквы закона. «Чего ещё следовало ждать от властей в этой ситуации? – продолжил он. – Странно было бы, если бы этого не случилось. Одна рука принимает закона, другая потом исполняет роль «карающего мяча». Координация тут давно отлажена».

Цензура в России становится тотальной, считает Николай Сванидзе. Причем, как ему представляется, в Кремле на этом не успокоятся и пойдут дальше. «В частности, в сферу интернета, – уточнил он. – Несомненно, они пойдут настолько далеко, насколько им покажется целесообразным. Гражданское общество сегодня ничего не может противопоставить их действиям, к сожалению».

Профессор также думает, что шаги Роскомнадзора продиктованы желанием свести к нулю эффект от работы серьезной расследовательской журналистики. «Такого рода публикации, безусловно, докучают сильным мира сего. Поэтому судьба этого жанра (в России) мне видится сложной. Слишком много становится препятствий и очень жестких условий», – заключил журналист.

*Деятельность ФБК признана экстремистской и запрещена на территории России

*Минюст внес Галину Арапову и «Медуза» в реестр СМИ-«иноагентов»

*Минюст внес Центр защиты прав СМИ в реестр НКО-«иноагентов»

*Издание «Проект» признано нежелательной организацией

Предыдущая статьяВ Британии начали беспокоиться из-за наращивания войск России на Кубе
Следующая статьяГазета El Pais опубликовала ответы США и НАТО на предложения РФ по безопасности