Потерявшей конечности в «Морском порту» петербурженке отказывают в компенсации

806
Фото: severreal.org

Наталья Гудкова потеряла руку и ногу на работе в «Морском порту Санкт-Петербурга» и добывается выплаты компенсации уже полтора года.

Жительница Петербурга пытается доказать, что лишилась конечностей не по своей вине и требует 10 млн рублей в качестве компенсации за инвалидность. «Морской порт» считает запрошенную сумму слишком большой, передает «Север.Реалии».

23 мая 2019 года 58-летняя Наталья Гудкова приехала в 8 утра в порт и расписалась в журналах. В свою смену она подсчитывала количество стальных слябов (плит), которые загружались в трюмы теплохода «Исадора» в порту на Гутуевском острове в Петербурге.

Около 17:30, когда погрузка была завершена, женщина пошла в уборную помыть руки. Однако из-за угла выскочил 33-тонный погрузчик и наехал на неё. Пострадавшая не разглядела ни машину, ни водителя, увидела только свою оторванную руку и начала звать на помощь. Нога женщины также оказалась перемолотой и порванной до самого основания.

Женщине повезло, потому что на скорой в тот день дежурил бывший хирург, который сумел остановить сильное кровотечение. Гудкова выжила, но осталась инвалидом 1-й группы, на 100% утратившей работоспособность.

Женщина 37 лет проработала в порту Балтийского завода, а на работу в АО «Порт Санкт-Петербурга» перешла в начале 2019 года из-за сокращений на предприятии. Она уверена, что нарушения техники безопасности с ее стороны не было.

«Я не препятствовала погрузке, выгрузке, смена уже была закончена. За 37 лет работы в нашем заводском порту таких случаев не было. Может дело в том, что у всех ребят, кто работал, были корочки, дипломы, зарплаты хорошие. А сейчас – текучка кадров, а заработок зависит от количества грузов. Сколько отгонял за смену, столько и получил. При этом на территории погрузки действует ограничение скорости в 5 км/час, а скорость водителя была 16 км/ч», – рассказала она.

В Следственном комитете не увидели в действиях Гудковой нарушений техники безопасности. 15 ноября 2019 года Кировский районный суд приговорил водителя погрузчика, полностью признавшего свою вину, к 50 тысячам рублей штрафа, а также удовлетворил материальные требования Гудковой к АО «Морской порт Санкт-Петербурга» в размере 10 млн рублей. Представители предприятия посчитали сумму компенсации завышенной и оспаривают это решение.

23 ноября этого года в Кировском суде Петербурга начался новый процесс о размере компенсации. Из-за коронавирусных ограничений в зал не пустили мужа Натальи и её дочь. Лишенная поддержки семьи Наталья Гудкова не могла сдержать слез, отвечая на вопросы участников процесса. Примерно через 40 минут после заседания адвокат вывез её на кресле-каталке из зала.

Представители «Морского порта» показали акт о расследовании группового несчастного случая. В документе приведены показаниях сотрудников порта, по словам которых в день трагедии Гудкова жаловалась на плохое самочувствие, но к фельдшеру по рекомендации коллег не обратилась. Также она якобы в нарушение техники безопасности покинула свое место до окончания погрузки, видела погрузчик и никак не отреагировала на сигнал водителя.

Наталья называет эти показания лживыми, а при проведении этого расследования ее саму даже не опрашивали. Женщина говорит, что представитель порта приходил к ней в больницу, когда она еще была в тяжелом состоянии и не могла общаться. Расследование завершилось еще до того, как Гудкова могла дать показания.

По словам адвоката Гудковой, в документах и материалах расследования нет видеозаписи с камер наружного наблюдения, хотя на кадрах видно, что Наталья идет по специально очерченной зоне.

В «Морском порту» говорят, что грубые нарушения техники безопасности допустили обе стороны инцидента.

По закону Гудкова имеет право на помощь от государства: она уже получила перчатку и обувь на протезы, которых еще нет, две вспомогательные ручки, которые можно приделать к стенке, пандус и путевку в Анапу.

В Федеральном научном центре реабилитации инвалидов им Г. А. Альбрехта врач порекомендовал женщине протезы немецкой компании «Отто Бокк», на которые в Фонде социального страхования (ФСС) длинная очередь. От протеза производства фирмы ТФК Наталья отказалась, поскольку они многим не подходят. Например, 95-летний ветеран Великой Отечественной войны Василий Романов из города Вольска Саратовской области за последние 20 лет скопил коллекцию из пяти протезов, которыми не может пользоваться из-за их веса.

«У сына скоро третий ребенок родится. У дочери детей пока нет, но кто еще кроме меня ей поможет? Нужны нормальные протезы. В Анапе мы встретили паренька без ног. Благодаря протезам «Отто Бокк» он буквально бегал. И я верю, что смогу вернуться к жизни, смогу быть полезной», – поясняет Гудкова.

По словам врачей, женщине понадобятся годы тренировок, чтобы освоить управление новыми рукой и ногой. Только лечебно-восстановительный протез на руку стоит 700 тысяч рублей, а общая стоимость восстановления условной дееспособности может превысить несколько миллионов.

«Больше всего я переживаю за дочь. Она восемь часов сидела в коридоре с моей курткой и… «запчастями». Это ужас. При родных я стараюсь держаться, но, когда остаюсь одна больше чем на час, все время плачу. Врагу такого не пожелаю» — говорит Гудкова.

Как сообщал сегодня РосИнформ, в Тюмени детям-инвалидам предложили неподъемные коляски.

Предыдущая статьяВ Татарстане просят 14 лет для полицейского-рабовладельца
Следующая статьяЖители затопленных ГЭС сел Дагестана пожаловались Путину