Подлые братья: чем грозит России “Люблинский треугольник” и как удержать Белоруссию

4148
Бойцы литовско-польско-украинской бригады на церемонии открытия учений “Анаконда-2016”. Польша, полигон Новая Деба, июнь 2016 года Фото: commons.wikimedia.org

За нашей спиной Украина, Литва и Польша строят военно-политические козни. Не исключено, что они могут привлечь в свой союз Белоруссию. Проблема в том, что Россия может ответить только силовым путем. Но стоит ли?

Триморье, как продолжение Междуморья

Эта новость осталась в России незамеченной. А зря. Буквально недавно, 28 июля, в Люблине министры иностранных дел Украины, Польши и Литвы подписали соглашение о создании “Люблинского треугольника”. В документе идет речь о том, что страны признают “многовековые исторические и культурные связи” между собой. Что они подтверждают стратегическое значение сотрудничества с ЕС, НАТО, странами Восточного партнерства* и Инициативу трех морей**.

___________________________________________________________

Для справки.

* Восточное партнерство — проект Европейского союза, направленный на интеграцию в европейское сообщество таких постсоветских стран, как Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина. Причем три последние уже подписали соглашение об ассоциации с ЕС и добились безвизового режима с ним.

** Инициатива трех морей (Триморье) — объединение 12 стран, которые выходят к Адриатическому, Балтийскому и Чёрному морям. Цель объединения — решение вопросов регионального сотрудничества, приграничного партнерства и т.п. Однако скрытый мотив такого объединения — военно-политический. Представители “Триморья” первый раз встретились в 2016 году.

Самое интересное в договоре о создании “Люблинского треугольника” касается России. В документе наша страна названа “агрессором”, который обязан “вывести свои войска с территорий Донецкой и Луганской областей”. Разумеется, присоединение Крыма к России участники новообразования тоже отрицают, называя “аннексией” и осуждая.

— Я не удивлен, ведь русофобия — это то, что объединяет между собой Польшу и Украину, — комментирует ситуацию политолог и депутат Госдумы пятого созыва Сергей Марков и говорит: читайте историю, подобные “союзы” против России уже создавались.

Сергей Марков прав. 100 лет назад известный польский политик Юзеф Пилсудский пытался воплотить в жизнь идею о “Междуморье”. Этот проект должен был объединить восточноевропейские страны в одну конфедерацию, где главной была бы, конечно, Польша.

Что происходит с этой утопической идеей сейчас описали в своей книге “Польша в борьбе за Восточную Европу, 1920-2020” директор Института русско-польского сотрудничества Дмитрий Буневич и старший научный сотрудник Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН Дмитрий Суржик.

— Междуморье по Пилсудскому стало бы структурой, способной противостоять и Москве, и Берлину. В своем максимальном расширении Междуморье гипотетически включало бы (помимо польских, украинских, белорусских и литовских земель) также Латвию, Эстонию, Молдавию, Венгрию, Румынию, Югославию, Чехословакию и Финляндию. То есть пространство между Черным, Балтийским и Адриатическим морями, — отмечает Дмитрий Буневич.

Маршал Юзеф Пилсудский на параде по случаю Дня независимости Польши. 1940 год. Фото: GettyImages

Интересно, что с такими амбициозными планами поляки, тем не менее, заключили с немцами договор о ненападении. Это сделали 26 января 1934 года в Берлине посол Польши Липский и глава МИД нацистской Германии фон Нейрат.

После Второй мировой войны идеей Междуморья заинтересовались американцы. Именно благодаря им и существует Инициатива трех морей. Экс-главнокомандующий силами НАТО в Европе Джеймс Джонс стал одним из авторов концепции “Триморья”. Понятно, что его меньше всего интересует “инфраструктурное развитие Европы”. Для американцев это, в первую очередь, важный военно-политический проект.

Что касается “Люблинского треугольника” — то это логичное продолжение Инициативы трех морей. Туда вошла Украина, которой нет в Триморье. И туда может войти Белоруссия, которую давно “окучивают” наши “европейские и американские партнеры”, настраивая против России.

Министры иностранных дел Литвы, Польши и Украины на подписании общей декларации насчет создания “Люблинского треугольника” 28 июля 2020 года

Белорусский плацдарм

Если вы уже не путаете “Триморье” с “Междуморьем”, то поехали дальше. Поговорим о стране, которая “производит” креветки для России в обход санкций, но при этом не имеет выхода к морю.

Беларусь чем дальше, тем больше наглеет в лице своего президента. Последний серьезный инцидент связан с задержанием на территории страны 33 россиян. Александр Лукашенко назвал их “российскими боевиками”, которые якобы хотели дестабилизировать обстановку в Белоруссии накануне президентских выборов. Говорят, среди них есть бойцы из ЧГК Вагнера и батальона Захара Прилепина, которые воевали в Донбассе. Сейчас ситуацию расследует белорусское КГБ. А Лукашенко делает резкие заявления в сторону “старших братьев”: Россия, зачем обидеть хотела?

Карикатура dw.com

— Это инсценировка, причем направленная не на отечественного или российского, а на западного зрителя, — считает белорусская журналистка Ирина Халип. — Мол, смотрите, ЧВК Вагнева уже под Минском! Зеленые человечки наступают! Россия оккупирует Беларусь!

Ей вторит французский политолог Тадеуш Гисзан.

— Александр Лукашенко вроде бы хочет, чтобы Запад протянул ему в этой ситуации руку помощи. А на самом деле, речь идет о том, что он не планирует освобождать реальных политзаключенных, посмевших перейти дорогу лично ему, — отмечает Тадеуш Гисзан. — К тому же, Лукашенко забывает о том, что не стоит перед выборами в очередной раз ссориться с Москвой.

С коллегой согласен и российский политолог Дмитрий Болкунец.

— Я бы еще вспомнил, что с 2001 года в Белоруссии каждая избирательная президентская кампания заканчивается тем, что Лукашенко и телеканалы рассказывают о поимке группы боевиков, которые ехали его свергать. Раньше это были литовцы, поляки и украинцы. Сейчас в этом обвиняют россиян, — говорит Дмитрий Болкунец.

В ответ на батькины выкрутасы Россия ужесточила пропускной контроль на границе с Белоруссией.

Третий Рим VS зарвавшиеся соседи

Слабую реакцию России на события вокруг “Люблинского треугольника” и “вагнеровцев в Белоруссии” сложно назвать здравой. Потому что шапка Мономаха, конечно, тяжела, но обязывает.

Шапка Мономаха в Оружейной палате

— Нам давно пора поставить на место Польшу. Слишком много имперских амбиций, слишком во многом у поляков виновата Россия, — отмечает историк, политолог, замруководителя Института стран СНГ Игорь Шишкин.

По его словам, Польша успешно строит свою национальную политику, переиначивая историю. Отсюда и снос памятников советским воинам, и принуждение России к самоуничижению за события последней большой войны (в 2010 году Госдума извинилась за массовые убийства пленных польских офицеров в Катыни).

Что касается Белоруссии, то как можно быстрее она должна войти в Союзное государство с Россией. И тогда не будет глупостей, вроде ситуации с вагнеровцами и безответственных заявлений Лукашенко. И вообще белорусам явно нужен новый президент: старый сломался, несите нового. На это намекают в Кремле.

— Лукашенко не очень сговорчив. Но, насколько я знаю, Москва обрисовала перед ним следующую дилемму: или интеграция состоится с тобой, Александр Григорьевич, или без тебя — выбирай, — рассказывает политолог Валерий Соловей. — Исторического и политического времени, а, возможно, и личного у него осталось очень немного.

Кстати, в ситуации в вагнеровцами Лукашенко допустил еще один прокол. К нему обратилась Украина с просьбой выдать тех из них, кто принимал участие в донбасском конфликте на стороне ДНР и ЛНР. Белорусы опрометчиво передали украинской стороне списки задержанных. Конечно, Россия недовольна происходящим. Но дело не только в нас. Под угрозой — Минские соглашения, призванные прекратить войну в Донбассе.

— Трудно представить, что представители ЛДНР и наблюдатели от России приедут в Минск, если Лукашенко передаст Украине хотя бы одного из “33 богатырей”. Да и считать после такого Белоруссию страной-миротворцем и нейтральным организатором переговоров будет уже невозможно, — отмечает политолог Марат Баширов.

Бронетанковая колонна на параде в Минске. Фото: EPA

Кстати, военный обозреватель Павел Фельгенгауэр считает, что Россия вполне может вмешаться во внутреннюю политику Белоруссии, если там возникнут события, похожие на госпереворот в Украине 2014-го. И, тем более мы вмешаемся, если возникнет угроза геополитической переориентации этой страны на Запад.

Что касается Украины, то с 2014 года она агонизирует. После госпереворота страна находится под внешним управлением. Экономика рушится. Расцвет национализма и гражданская война на востоке не добавляют ей привлекательности в глазах иностранных инвесторов. Спасают только такие авантюры, как участие в различных антироссийских союзах, типа “Люблинского треугольника”.

Некоторым российским политикам хочется преуменьшить значение подобных союзов — но давайте не будем им уподобляться. И шакалы могут навредить медведю. Если эти твари сбиваются в стаю, они способны загрызть животное в несколько раз больше и сильнее себя.

Как в этой ситуации должна реагировать Россия? На этот вопрос нет однозначного ответа. С одной стороны, из-за многочисленных экономических и экологических проблем наша страна сегодня далека от того государства, куда хочет массово переехать на ПМЖ цвет нации из Украины и Белоруссии. Да, гастарбайтеров оттуда у нас много, но это не самый лучший человеческий материал. Не срабатывает и концепция Москвы, как «Третьего Рима» — представители РПЦ ведут себя так, что массового перетока в российское православие не наблюдается. Более того, на Украине при активном содействии Вселенского патриарха создали новую церковь — свою, автокефальную.

Остается один путь — силовой. Идеальным вариантом было бы принуждение к миру Украины и Белоруссии, как в свое время это удалось сделать с Грузией. И, как говорит Павел Фельгенгауэр, там “немало местных военных и начальников, готовых перейти на сторону победителя”. Такая процедура также могла бы помочь поумерить аппетиты Польши и осадить Литву. Однако это уже совсем другая история.

Алла Шалахина, РосИнформ