Под Оренбургом похоронили офицера, предположительно убитого в Ливии

3028
Глеб Мостовой был снайпером и предположительно погиб в Ливии. Фото: bbc.com

Журналистов не пустили на траурный митинг, посвященный прощанию с 27-летним Глебом Мостовым.

О первом случае гибели российского военнослужащего в Ливии сообщило оренбургское издание. Тело военного доставили в поселок Акбулак неподалеку от российско-казахской границы, сообщила 14 февраля «Русская служба Би-би-си».

Прощание с погибшим военнослужащим прошло в кинотеатре «Колос» напротив районной администрации. Территорию вокруг кинотеатра оцепили военные и полиция. Сотрудник МВД, представившийся как «полковник Попов», проверил документы у пришедших на панихиду журналистов. Вскоре их журналистские аккредитации изучали несколько людей в штатском и в форме.

«Вариант у нас простой, парни. Либо вы едете на автовокзал и уезжаете обратно в Оренбург, либо мы подключаем коллег из УФСБ, и следующие три часа они будут проводить с вами объяснительную беседу в отделе», — заявил полковник.

Представившиеся оперативниками угрозыска мужчины посадили корреспондентов на машину до автовокзала, где их встретил оперуполномоченный. Предполагается, что журналистов решили не пускать на похороны военного, потому что подвиг и обстоятельства его гибели засекречены.

Первый заместитель главы Акбулакского района Александр Осипович накануне похорон ничего не знал об обстоятельствах гибели Мостового.

«Он не наемник, это однозначно, он кадровый офицер, мы его хороним. Я сам не служил и не знаю, одни говорят, он погиб в Ливии, другие, что в Сирии. Но документально мы даже этого не знаем, мы много чего не знаем», — заявил он.

Оренбургское издание «Оренград» узнало от родственников Мостового, что «молодой человек участвовал в боевых действиях в Ливии, был снайпером». Он находился в этом государстве под другим именем и погиб в ночь с 4 на 5 февраля.

Сын погибшего военного не захотел говорить с журналистами о его гибели.

«Как я понял, им [родственникам] внушили, что в Ливии есть войска, но они выполняют секретную миссию и теперь родственники чуть ли не разгласили государственную тайну. Думаю, они заднюю включают», — заявил журналист Александр Жарков.

По словам Осиповича, за последние несколько лет это пятый случай гибели военнослужащего в Оренбургской области. Сколько военных погибло неофициально, неизвестно.

«Там зарплату неплохую дают. Но тут же такое: можно приехать с деньгами, а можно приехать телом. Пулю снайпера поймаешь и потом тебе ни машина, ничего не будет нужно», — сказал замглавы района.

О том, как погибший Мостовой оказался в Ливии и чем он там на самом деле занимался, военные районных чиновников не информировали.

Одна из знакомых погибшего военнослужащего рассказала, что после школы он учился в военном университете и в Акбулак после учебы больше не вернулся.

«Парень он был неплохой и, насколько я слышала, недавно он женился. Но жена у него точно не местная, и где он проживал в последнее время, не знаю, но точно не в нашей деревне», — отметила она.

Министерство обороны ничего официально не сообщало о гибели Глеба Мостового. Об отправке российских военных в Ливию раньше также ничего не сообщалось. 11 января после переговоров с канцлером Германии Ангелой Меркель президента Владимира Путина спросили о российских наемниках, которые участвуют в ливийском конфликте на стороне маршала Халифы Хафтара, воюющего правительством, которое признают большинство стран-участниц ООН.

«Если там и есть российские граждане, то они не представляют интересы российского государства», — заявил Путин. Он добавил, что наемники не получают денег от российского государства.

Как сообщал РосИнформ, 23 декабря фонд «Право Матери» выиграл суд в интересах вдовы Героя России из Казани Марата Ахметшина Гузель Ахметшиной. Вдова капитана осталась с тремя детьми на руках, однако военный комиссариат Татарстана отказал ей в положенном по закону увеличении размера пенсии по случаю потери кормильца.