Почему Харьков остался украинским?

3603
Флаг России в Харькове
Харьков выглядел российским, но остался украинским. Площадь Свободы. 16.03.2014.

Ближайшие дни по уже сформировавшейся за 6 лет традиции во многом будут посвящены теме Крыма. Даже коронавирус с Конституцией не вычеркнут из новостей и ток-шоу воспоминания о той «русской весне», которая «вежливо» привела украинский полуостров в «родную гавань». Но только его…

О том времени поведано многое и даже больше. Написаны книги и сняты фильмы. Даже новообнулённый президент рассказал, что сначала это были как бы не мы, а потом решили – чего стесняться?

В общем, в очередной раз смаковать подробности событий, которые мы называем воссоединениям, а почти весь остальной мир – если не оккупацией, то незаконной аннексией – смысла нет. Зато есть смысл поговорить о другом.

Если с Крымом всё более-менее получилось (хоть и платим мы за это отставанием в развитии всей страны), то почему не получилось с другими регионами Украины, которые мы искренне считали русскими?

Донбасс сейчас не трогаем. Покойный Сергей Доренко в 2014 г. прямо говорил, что кровопролитие на Донбассе – это способ вынести Крым за скобки. Это цена, которую русский Донбасс заплатит, чтобы русский Крым стал российским.

В первую очередь интересует – почему не получилось в Харькове? Ведь до него от границы – 40 км. Не нужно никаких мостов. Большинство населения говорит по-русски и (как считалось) ориентируется на Москву. Что пошло не так? Ведь именно Харьков прочили в столицы Новороссии. Где ошиблись? Надо понять, чтобы не ошибиться вновь.

Если вернуться к событиям февраля – марта 2014 г., то начиналось всё достаточно обнадеживающе. Именно в Харькове экс-президент Украины Виктор Янукович намеревался провести съезд верных ему сил, чтобы попытаться вернуть власть. Однако мероприятие прошло не так, как планировалось, и Янукович оказался в Ростове.

После того, как в Киеве власть перешла к «майдановцам», начались брожения на Юго-Востоке Украины (сегодня мы уже знаем, что Россия не стояла в стороне). Помимо Республики Крым на повестке появилось создание не только ДНР, но и ХНР – Харьковской народной республики.

1 марта в Харькове случилось знаковое событие – разъярённая толпа очистила здание региональной администрации от сторонников «майдана». В сети много фото и видео – «майдановцев» (в основном это были молодые ребята и девушки) фактически прогнали через строй, избивая в кровь и унижая. Украинская полиция не вмешивалась, хотя вполне могла обеспечить защиту.

В этот же день над офисом местного губернатора взвился российский триколор. Хотя вскоре его спустили, но по картинке в телевизоре тогда казалось, что движение Харькова в Россию не остановить.

Это ощущение ещё больше укрепилось 16 марта 2014 г., когда синхронно с волеизъявлением в Крыму состоялись массовые шествия в Харькове. Люди несли огромный флаг России и требовали референдума о как минимум широкой автономии от Киева под российским протекторатом. Подобные настроения витали вплоть до Одессы.

В конце марта-начале апреля в Донецке и Луганске ситуация стала необратимой – Украина потеряла контроль. К 8 апреля власть на Донбассе перешла к представителям «республик». Затем состоялся знаменитый поход И.Гиркина на Славянск.

В это же время в Харькове была предпринята попытка очередного захвата здания, где работала региональная власть. На этот раз штурм организовали люди, ориентировавшиеся на Россию. Но донецкий сценарий не сработал.

Сторонники России без особых усилий были выбиты из владений местного губернатора, активисты несостоявшейся ХНР были рассеяны «промайдановской» властью, многие из них впоследствии оказались за решёткой и уже обменяны в РФ. Постепенно Киев укрепил свои позиции и к 2016 г. о ХНР вспоминали как о неудачной шутке даже адепты несостоявшейся республики.

Почему реальность не совпала с телевизионной картинкой?

Во многом потому, что тогда на улицах Харькова мы наблюдали российский спектакль, режиссёры которого не считали необходимым уведомлять зрителей о «несущественных» деталях.

Нам казалось, что в Харькове народный протест. Но вскоре выяснилось, что 1 марта триколор над зданием офиса харьковского губернатора водрузил гражданин России, житель Москвы. И что на площади в толпе, которая пыталась линчевать «майдановцев», были сотни граждан России, привезённых накануне их Белгорода, Курска, Воронежа, того же Ростова и других регионов.

Харьковчане там, безусловно, тоже были. Но без «содействия» со стороны россиян антикиевский протест точно не был бы таким агрессивным.

Дальше – больше. На упомянутом митинге 16 марта, когда толпа людей с российскими флагами пришла к российскому генконсульству в Харькове с прошением к Москве «принять их под высокую руку», на видео засветился некий гражданин РФ Арсений Павлов – впоследствии ставший известным как «Моторола». В России далеко не все знают, что будущий «герой Донбасса» сначала пытался стать «героем Харькова». Но харьковчанам такой герой пришелся не по нраву.

Арсений Павлов (Моторола) на митинге перед генконсульством РФ в Харькове. 16 марта 2014 г.

Ещё меньше людей на российских просторах слышало о том, что в ночь с 14 на 15 марта 2014 г. в Харькове произошла перестрелка между сторонниками России и украинскими националистами. «Моторола»-Павлов также участвовал в этой стычке, его люди пытались штурмовать убежище националистов. Двое из нападавших были убиты, еще один тяжело ранен.

Т.е., нам демонстрировали картинку всенародного единения в пользу России, а на самом деле Харьков отстреливался. И в конце концов – буквально отстрелялся о того варианта братской любви и дружбы, который ему предлагали в Кремле.

Если посмотреть на результаты социологических опросов, которые проводятся на Украине, то Харьков без сомнения остаётся одним из оппозиционных к Киеву регионов. Но при этом лишь мизерная часть граждан по-настоящему жаждет в Россию.

Многие харьковчане не отказались бы от взаимовыгодного сотрудничества – это правда. Россия под боком, нет языкового барьера, нас по-прежнему связывает миллион нитей. Но при всей близости жители Харькова настроены сохранять дистанцию.

Их интересует мир и торговля с Россией, но явно не прельщает перспектива оказаться в одном пространстве с Жириновским, Яровой, Мизулиной, а также Кадыровым и другими выдающимися россиянами. Надо сказать, что многие россияне сами хотели бы дистанцироваться от вышеупомянутых, но у нас такого выбора нет, а у харьковчан – пока есть.

Харьковчане не понимают, что такое «несанкционированный митинг», потому что никакие санкции для проведения мирных собраний на Украине не нужны. Они не знают, что такое реальный тюремный срок за лайк или репост картинки в соцсетях. У них даже президент может поменяться в результате выборов. А предыдущего президента при этом не казнят и даже приглашают в телевизор. Из-за этой демократии у них масса проблем, ситуация на Украине не очень радужная. Но бросаться в объятья «старшего брата» харьковчане не спешат.

Во-первых, потому что не хотят превращать свой регион в руины, как это случилось в Донецке. Аэропорт Харькова процветает на фоне искорёженных остатков некогда новейшего Донецкого аэропорта. Это очень сильный образ.

Во-вторых, российский подход к ведению дел в непризнанных мировым сообществом образованиях или новоприобретённых землях мало кого может прельстить. Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, ДНР и ЛНР, ПМР – это нагляднейшие примеры, что сближение с Россией в пику своей столице приведёт скорее к краху, чем к реализации мечты.

Опыт Крыма – иллюстрация из этой же серии. Крым так и не стал витриной России. Да, построен мост и новая трасса. Но в Крыму почти не осталось медицины, сворачивается образование, не работают порты, культурная жизнь остаётся глубоко провинциальной. До сих пор в Крым не зашла ни одна системная российская компания. «Сбербанка» нет. РЖД нет. Ничего нет. Пока успехи наблюдаются только в военном строительстве.

Для приезжих из российской глубинки само нахождение в Крыму – это победа. Но крымчане явно ждали чего-то другого. И попытка в тексте Конституции запретить любое обсуждение судьбы Крыма – это скорее аргумент, что мы не на 100% уверены в том, что удержим полуостров, который уже обошелся россиянам в триллионы рублей.

Практика доказала, что наши представления об Украине могут быть весьма неточными. Однако лица, навязавшие нам эти представления, никак не угомонятся. Многие, наверное, видели новость, что отставленный «обнулённым» Владислав Сурков вместе с «православным олигархом» Константином Малофеевым посетили съезд Союза добровольцев Донбасса.

Это первое появление Суркова на публике после отставки и явный сигнал, что он будет продолжать работу, которую наметил ранее. Несмотря на «смену курса», из-за которой он якобы ушел из ближайшего к вседержителю круга на кремлёвском Олимпе. Очевидно, вскоре снова начнутся призывы «освободить соотечественников». Ведь низкая цена на нефть толкает власть к необходимости как-то переключать внимание.

Снова зазвучат голоса, что Украина куда-то там хочет, что там кого-то притесняют, и что Харьков, мол, жаждет повторить судьбу Крыма. Но это всё иллюзии и обман. За который людям — обычным россиянам — будет предложено заплатить своими жизнями и здоровьем, а также нищетой.

Например, совсем недавно, 27 января 2020 года в Харькове местные жители разогнали пикет в защиту русского языка. Неужели харьковчане против русского языка? Конечно нет! Дело в другом — они не хотят, чтобы кто-то с фирменной слоновьей грацией пришёл «защищать русский язык» в их город.

Подводя итоги. Харьков остался украинским – потому что он украинский и есть, чтобы мы об этом не думали. Там живут другие люди, у них другие тараканы в голове. То, что они говорят с нами на одном языке, а мы любим борщ и горилку, не означает, что мы их понимаем.

Чтобы Харьков стал российским, туда придётся завезти на порядки больше россиян, чем это было в 2014 г. И эти россияне должны быть на танках. Иначе у них нет шансов вытеснить тех харьковчан, которые не согласятся с такими «преобразованиями».

Вопрос в том, нужно ли это России? Война не обещает быть ни маленькой, ни победоносной. Может настало время заняться внутренними проблемами? Как говорится, коронавирус – в помощь.

Виктор Смирнов, РосИнформ.