Люди, потише, потише! «Панцирь» на крыше – страшно в Кремле

16
"Панцирь С-1" на вертолетной площадке главного здания Минобороны РФ. Фото: соцсети / svoboda.org

В декабре «Укроборонпром» заявил, что проводит испытания ударного БПЛА с дальностью до 1000 км – достаточно для удара по Москве.

Спецоперация* несомненно идет по плану – в этом уверен Владимир Путин. Потери, сопоставимые с изначальным количеством войск вторжения, вкривь и вкось прошедшая мобилизация, обнаружившая миллионные расхищения в армии, покореженный Крымский мост и бетонные пирамидки в приграничных областях – верные признаки успеха. Вишенкой на торте, а точнее на столичных высотках, стали зенитно-ракетные комплексы «Панцирь», водруженные туда с помощью подъемных кранов.

*Специальная операция, согласно Википедии, отличается от обычных военных операций по целям (разведка, саботаж, подрывная деятельность и тому подобное) и методам (повышенная секретность и скрытность). Военные спецоперации, как правило, проводятся силами специального назначения (разведывательными, диверсионными и так далее).
Вооруженные силы РФ применяют на Украине артиллерию, танки, авиацию, ракетное оружие, регулярные армейские части и т.д. Таким образом, боевые действия на украинской территории нельзя назвать термином «специальная военная операция», поэтому наша редакция приняла решение называть происходящее войной.

Неизвестно, какую стратегическую цель преследовало это достаточно показательное мероприятие – ведь фотографии процесса установки и уже замерших ЗРПК на крышах моментально облетели сеть, так что даже член думского комитета по обороне Евгений Лебедев обозвал их фейками, а паблики пополнились мемами. Но в целом сам факт эволюции за 11 месяцев от взятия украинской столицы «за три дня» до укрепления ПВО собственной – интересен, если не сказать – пугающе интересен. К тому же вокруг Москвы развернули и комплексы С-400. Пора ли беспокоиться столичным жителям и кого на самом деле прикрывают «Панцири», разобрало «Радио Свобода»**.

Неподвижные передвижные

«Панцири» разместили на административное здание в Тетеринском переулке (рядом с метро «Таганская») и на здание Министерства обороны на Фрунзенской набережной. Если первое здание само по себе не несет стратегической ценности, то с Минобороны как-то понятнее, но примечательнее всего то, что оба ЗРК теперь находятся в 2-3 километрах от Кремля, который, разумеется, попадает в защищаемый радиус.

Следом за «крышными» ЗРПК появился рядом с дачным поселком Заречье, менее чем в 10 км от которого расположена резиденция Владимира Путина в Огарево. В целом поселок «захудалый» по уровню элиты – там живут всего лишь шахматист Анатолий Карпов, актер Василий Ливанов, певец Александр Малинин, а также ученый Сергей Капица по данным еще на 2010 год. Домом в Заречье также владеет бизнесмен Олег Ладыченко – друг бывшего главы Калмыкии Кирсана Илюмжинова и советник патриарха Кирилла.

20 января появилось видео еще с тремя «Панцирями» в двух километрах к западу от аэропорта Остафьево в Новомосковском административном округе Москвы. Аэродром Остафьево является базовым для транспортной авиации военно-морского флота России, а также обслуживает рейсы компании «Газпром».

И если размещение возле коттеджных поселков еще как-то понятно, то «увековечивание» на высотках с военной точки зрения бессмысленно. «Панцирь-С1» – это ракетно-пушечный комплекс малого радиуса действия, с дальностью 18 км. Если представить гипотетическую воздушную атаку на Москву, то пораженные ударные БПЛА или ракеты неизбежно рухнут на городскую застройку. А ведь всего за несколько дней остоянный представитель России при ООН Василий Небензя назвал практику размещения ПВО в жилых районах «нарушением международного гуманитарного права». По словам Небензи, именно из-за этого во время российского ракетного удара по Днепру был разрушен целый подъезд жилого дома и погибли десятки людей – ракета якобы упала на дом из-за того, что была сбита украинской противовоздушной обороной (никаких доказательств работы ПВО при ударе по Днепру, впрочем, по-прежнему нет).

Впрочем, «Панцири» угнездились не только в столице, но и на Валдае – опять же прикрывая дражайшего Владимира Владимировича. В деревне Ящерово местные жители зафиксировали подобный комплекс на боевом дежурстве. Никакой критической инфраструктуры, стратегических объектов, крупных предприятий или больших скоплений военной техники и личного состава в этом районе нет – ничего архиважного, кроме путинской резиденции, где президент любит проводить досуг и встречаться с вип-гостями.

Впрочем, ВС РФ не ограничилось «короткоствольной» ПВО: 15 января стало известно об установке как минимум двух ЗРК С-400 в черте Москвы, в парке «Лосиный остров» (где для этого вопреки охранному статусу вырубили деревья), а также на опытных полях Тимирязевской академии, всего в нескольких километрах от телецентра «Останкино».

Более того, в Московской области прошли учения ПВО по отражению воздушных атак, о чем отчиталось Министерство обороны РФ: «При обнаружении целей, имитирующих летательные аппараты и баллистические ракеты, зенитчики выполнили электронные пуски ракет».

И с высоты вам шлем привет

Весь ход войны показывает капитальную некомпетентность командования ВС РФ, причем, чем ближе к Генштабу и большим звездам, тем больше. И никакие перестановки стульев это не решат.

С одной стороны, установка систем ПВО вызвана боязнью после успешных украинских ударов по военным целям в глубине России, в сотнях километров от линии фронта – например, по аэродрому стратегической авиации Энгельс-1. Но тогда следует окончательно признать, что спецоперация из маленькой победоносной войны в телевизоре достучалась даже не до провинциальных и приграничных регионов, а до гламурной Москвы, которую всячески оберегали даже от мобилизации – столица еле на 50% выполнила спущенный ей и без того мизерный план. К тому же эффективность «Панцирей» сомнительна – например, три года назад Турция в ходе ответного удара после сирийского налета уничтожила «в прямом эфире» как минимум один из комплексов прямо в момент радиолокации.

Даже «встречный» опыт применения ВС РФ иранских тихоходных, но малозаметных ударных дронов показывает, насколько мало эффективными против них могут оказаться «стационарные» ЗРК в отличие от мобильных групп, вроде обычного крупнокалиберного пулемета в кузове пикапа.

Похоже, даже высокопоставленные лица в России не очень понимают смысл размещения комплексов по высоткам. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков рекомендовал обратиться в российское Министерство обороны: «Они несут ответственность за обеспечение безопасности страны в целом и столицы в частности».

Украинские военные эксперты считают развертывание ПВО показухой и пропагандистской операцией:

«Это больше направлено на внутреннюю публику в рамках эскалации самой ситуации. Это не несет никаких военных моментов. Обычно если происходит усиление ПВО, то это делается ночью, делается так, чтобы не было никаких моментов разведывательного характера. Так, как, например, мы в Украине не знаем, где находятся системы ПВО, это военная тайна. Кроме того: развернуть [такую систему] рядом или на крыше – это не имеет никакого военного значения. Степень поражения той же ракеты и радиус обзора если и увеличится, то не настолько, чтобы рисковать техникой, выставляя ее на заранее известные координаты».

Тем более, открытое размещение вооружений в городской черте столицы дает повод вернуть российской стороне их же высказывания. Советник главы Офиса президента Украины Михаил Подоляк обратился к главе МИД РФ и президенту России: «Два вопроса: 1. Не хочет ли Лавров еще раз рассказать о международном гуманитарном праве и ПВО в жилых кварталах? 2. Не хочет ли Путин/Песков еще раз объяснить концепцию «трехдневной СВО» и доказать, что «всё идет по плану»?

** внесено Минюстом в список СМИ-иноагентов.

Предыдущая статья«Не портить статистику»: ЧВК «Вагнер» выдает дезертировавших или сдавшихся в плен зэков за погибших
Следующая статьяВ Новосибирской области мобилизованному отказали в прохождении медкомиссии