Хмуриться не надо, Lada: выгребет ли из санкций российский автопром?

8
Фото: xtreme-trip.ru

За восемь месяцев 2021 года было продано 1 044 766 легковых и легких коммерческих транспортных средств, а за тот же период года текущего – всего 410 548 машин.

В феврале 2022 года Россия не только развязала первую за 70 лет полномасштабную войну в Европе, но и первая вышла на рекорд по количеству международных санкций, обойдя фундаменталистский Иран и закапсулированную в себе КНДР. Ограничения коснулись экспорта и внешней финансовой сферы, однако в первую очередь затронули важнейшую внутреннюю отрасль – автопром, который, чего греха таить, и так никогда не блистал успехами.

Уязвимость российского автопрома в части наиболее «потребляемого» класса – легковых машин – была заложена в его фактически монопольном представлении, в виде АвтоВАЗа. Лишившись иностранных запчастей, его конвейер стал. К маю производство автомобилей сократилось на 97%. К июню продажи компании упали на 81,3%. Из пяти моделей, которые выпускались заводом в начале этого года, на конвейере сохранились только две – древние Granta и Niva, да еще и в упрощенных версиях, лишенных элементарных систем безопасности. Однако Минпромторг развлек народ, представив свою стратегию развития автомобильной промышленности до 2035 года, по которой продажи машин в России в 2022 году составят 800 000 штук.

Западные санкции привели к остановке российской автомобильной промышленности и превращают отрасль в технологически отсталую и более изолированную. Такая же судьба, похоже, ожидает и остальную российскую экономику, которая находится в затруднительном положении. Кто и как будет спасать отечественный автопром и рынок машин, разобрал «Автовзгляд».

Какой прогноз, скажи, сегодня, милый?

В 2012 году, самом успешном для отечественных автопроизводителей и автодилеров, было продано 2 935 111 легковых машин. Затем случился кризис, и к 2016 году продажи рухнули до 1 425 786 штук. Отыграть это падение не удалось даже частично – худо-бедно к 2021 году российский автопром взял невеликую планку в 1 666 780 автомобилей.

В 2022 году, после трех месяцев колебаний, Россию покинул «Renault», пояснив, что производство невозможно, так как импорт необходимых компонентов и материалов заморожен. Это был производитель иностранных автомобилей номер один в РФ: 45 000 сотрудников и 39% рынка (в том числе за счет 68% акций АвтоВАЗа).

Мэр Москвы Сергей Собянин тут же заявил, что государство взяло под контроль активы «Renault». Он сказал, что московский завод компании будет перепрофилирован для производства легковых автомобилей «Москвич», которые в последний раз производились два десятилетия назад – но об этом чуть позже.

Президент АвтоВАЗа Максим Соколов заверил, что до конца года подведомственная ему компания выпустит 500 000 авто при том, что за 8 месяцев она осилила только 251 660 штук. Как Тольятти планирует совершить столь грандиозный рывок, непонятно, но даже если эти мечтания воплотятся в реальность, останется недостача как минимум в миллион автомобилей до уровня прошлого года. Кто заполнит эту лакуну – есть надежда на азиатских производителей, но и с ними не так все просто.

Honda и Nissan остановили продажи или прекратили производство и обслуживание своих авто из-за санкций. Автозаводы КНР теоретически не ограничены в своих действиях, но не горят пока желанием немедленно захватывать освободившиеся места под российским солнцем. Их продажи сократились значительно меньше, но все-таки сократились.

«Haval» потерял по сравнению с восемью месяцами прошлого года 29%, «Geely» – 17%, «Changan» – 4%. Импорт готовых машин в Россию сократился за первое полугодие на 6%. Что действительно делают китайцы на нашем рынке, так это потихоньку задирают цены, увеличивая свою прибыль без особых затрат. А свое предприятие в РФ пока вообще имеет только «Haval». Сейчас идут переговоры о постройке завода «Ghery», но это только китайцы могут за месяц возводить на пустом участке готовое здание, как, например, госпиталь в Ухане на заре ковида. Россия славна пафосным долгостроем.

Так что выходит, мы можем вернуться только к «довоенным» автомобилям, но не к их количеству.

Довоенные авто

Обещанная Соколовым и Минпромторгом перезагрузка отрасли показала автомобили, которые отстали не то, что на мирный прошлый год, но на десятилетия: без подушек безопасности, датчиков антиблокировочной тормозной системы или технологии электронного контроля устойчивости, являющейся отраслевым стандартом.

Темп возврата этих функций, являющихся далеко не атрибутами роскоши, сопоставим разве что с темпом их разработки заново. В настоящее время «Lada Granta» уже снова с подушками безопасности, а вот ABS вернется в нее лишь в 2024 году. «Lada Vesta» ушла с конвейера – по словам самих рабочих, «лучшая машина России только на 40% российская».

«Такие ключевые факторы современного автомобиля, как автоматическая коробка передач, полный привод и современный двигатель – это, конечно, возможно, но эти задачи не решаются быстро и требуют серьезного финансирования, – заявил Соколов в сентябре. – Разработка автоматической коробки передач обойдется примерно в 30 млрд рублей, а создание системы полного привода для автомобилей обойдется еще в 20 млрд рублей».

Российский автопром рыщет по другим странам в поисках недостающих западных компонентов или пытаются производить их дома, и на освоение этого процесса могут уйти годы. При том, что отечественные машины, чего греха таить, и так выполнены на основе конструкций, которым несколько десятков лет.

Следует напомнить, что автомобильная отрасль – ключевая для внутренней промышленности вообще, так как тянет за собой еще ряд отраслей, от металлургии и электроники до химической и легкой промышленности.

«Воздействие на отрасль будет свидетельствовать о том, что ждет другие отрасли российской экономики: менее технологичная продукция, более низкое качество и ограниченный ассортимент товаров», – считает научный сотрудник лондонского Международного института стратегических исследований Мария Шагина.

Даже упорный в своем личном и государственном изоляционизме президент Владимир Путин признал влияние санкций, но заявил, что российская экономика «смогла» справиться с ними и станет сильнее благодаря мерам правительства. Впрочем, выразил он это в традиционной манере, не сказав на перспективу ровным счетом ничего:

«Важно понимать, что санкционное давление на Россию будет только усиливаться. Нам нужны гибкие и эффективные планы действий на краткосрочную и среднесрочную перспективу, и мы должны последовательно их реализовывать».

Мобилизация и всё большее втягивание России в изнуряющую войну, которую уже даже соратники Путина не называют спецоперацией*, показывают, что рецессия экономики будет только углубляться, и в скором времени профицит бюджета из-за роста цен на экспортные углеводороды сменится жестким дефицитом.

В июне российское правительство публично пообещало в этом году выделить около полумиллиарда долларов для увеличения внутреннего производства автомобильных запчастей. Сможет ли государство и дальше так жирно греть агонизирующую без западных поставок отрасль? Будут ли граждане, в виду сократившихся доходов, покупать брутальные машины, по уровню комфорта и безопасности ушедшие в прошлый век?

*Специальная операция, согласно Википедии, отличается от обычных военных операций по целям (разведка, саботаж, подрывная деятельность и тому подобное) и методам (повышенная секретность и скрытность). Военные спецоперации, как правило, проводятся силами специального назначения (разведывательными, диверсионными и так далее).
Вооруженные силы РФ применяют на Украине артиллерию, танки, авиацию, ракетное оружие, регулярные армейские части и т.д. Таким образом, боевые действия на украинской территории нельзя назвать термином «специальная военная операция», поэтому наша редакция приняла решение называть происходящее войной.

Предыдущая статьяРостовского полковника, обвиняемого в фейках про армию, арестовали из-за родни на Украине
Следующая статьяВ Ростове объявлен в розыск бывший директор Авиаприборного ремонтного завода за хищения