Газовая война с Европой: Путин открывает второй фронт

15
Газовая война
Коллаж из соцсетей

Путин летом в три раза сократил поставки газа в страны Евросоюза. Российские пропагандисты говорят: теперь европейцы замерзнут зимой. Следовательно, им придется снять экономические санкции с России… чтобы согреться. С другой стороны, если “Газпром” прекратит экспорт газа в Европу, то погибнут месторождения на Ямале и само наше “национальное достояние”. Говорим о перспективах нынешней газовой войны.

“Спецоперация” на Украине идет не по плану Путина. Киев за двое суток не взяли. Сейчас идет речь об удержании занятых позиций на востоке и юге страны. За четыре месяца этой войны Евросоюз наложил на Россию шесть пакетов санкций, к которым присоединились страны типа США, Канады, Великобритании, Австралии, Швейцарии. Но президент РФ не желает выводить войска из Украины. Более того, он открыл второй фронт, провоцируя энергетический кризис. С каким оружием выходят на него разные страны Европы, зависящие от российского топлива?

Поле битвы — газовое

Действия “Газпрома” в последние недели ясно показывают: перебои с поставками газа в Европу происходят не по техническим причинам, а по политическим. Мол, помогаете Украине, вражины? Санкции вводите? Загнивайте без нашего российского газа!

Началось все с того, что Россия стала лишать поставок топлива “недружественные страны”, которые не согласились менять модель оплаты за него. Напомним, речь о том, что согласно указу Владимира Путина от 31 марта все компании стран-импортеров должны платить за полученное в российской валюте через “Газпромбанк”. Однако на самом деле для тех, кто платит, ничего не изменилось. Просто деньги приходят на другие счета, где их уже сам “Газпром” конвертирует в рубли. То есть, это история для федеральной пропаганды и такой себе геополитический маневр.

Но если вы думаете, что “Путин всех переиграл”, то это не так. Многие наши западные партнеры навсегда отказываются от заветного топлива из РФ.

До начала “спецоперации” от нашего газа большего всего зависела Венгрия (брала 111% от потребностей, остальное шло на реэкспорт. Вот что значит — друг России). А также Латвия (100%), Словакия (88%), Чехия (86%), Болгария (73%), Финляндия (68%), Литва (50%), Польша (46%), Эстония, Германия (по 46%), Италия (41%) и Греция (39%). При этом самые крупные покупатели нашего топлива в ЕС — Германия, Италия, Австрия. Это данные за 2020-2021 годы.

“Северный поток” из России в ЕС

— В 2021 году в сторону ЕС шло 450 млн (иногда до 500) млн кубометров газа ежедневно, сейчас меньше 100. При этом европейцы платят только за полученное топливо, а “Газпром” получает не только оплату, но и штрафные санкции за недополученное. Пока что цены на газ так высоки, что этот провал не заметен. Россия не поставляет газ не потому, что у нее нет труб или мощностей, а потому, что ее президент не хочет. Это газовая война по политическим мотивам, — говорит российский экономический аналитик, специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин.

По его словам, экспорт газа, на котором зиждется российская экономика, умирает прямо на наших глазах. Россия руками Путина вводит контрпродуктивные контрсанкции.

С одной стороны, происходит игра с газопроводами, по которым перестали поставлять газ. Стоят финский и Ямал — Европа. Ограничены поставки через “Северный поток”. Там получилась интересная история. Одну из турбин компрессорной станции российские газовики отправили в Канаду на ремонт. Но из-за экономических санкций против нашей страны она не может вернуться назад. А тут еще “Ростехнадзор” подоспел и заявил, что многие другие узлы трубопровода срочно требуют техобслуживания. В результате объемы прокачки газа по “Северному потоку” упали в два раза (за год по трубопроводу проходит 110 млрд кубометров). Пострадали как раз те самые крупные потребители нашего топлива — немцы, австрийцы и итальянцы.

Но и это еще не все. Давление на Европу увеличивается с помощью очередного снижения давления в другой трубе: “Турецкий поток” до 28 июня проходит профилактику.

Может ли Россия воспользоваться другими путями для поставок газа? Конечно. Все потребности Европы может удовлетворить ГТС Украины. Однако и тут есть отговорка. Под контролем российских войск находится компрессорная станция у села Сохрановка в Луганской области. Больше месяца назад Украина уведомила ЕС о форс-мажорных обстоятельствах: поставки топлива по этому пути невозможны. ГТС Украины обслуживает другие трубы из России, можно ведь пускать газ по ним, например, со стороны Сунжи. Но “Газпром” и тут уходит в отказ.

— Все отговорки “Газпрома” политически мотивированы. Москва пытается дестабилизировать европейский газовый рынок, — отмечает министр экономики Германии Роберт Хабек.

В этой ситуации Европу спасает тот факт, что сейчас лето и есть возможность до холодов частично соскочить с “газовой иглы”.

В поисках новых поставщиков

Литва первой из государств ЕС отказалась от российского газа. Уже со 2 апреля не получает его, закрывая свои потребности за счет Клайпедского терминала сжиженного природного газа (далее СПГ).

— Это поворотный момент в истории энергетической независимости Литвы, результат многолетней последовательной энергетической политики и своевременных инфраструктурных решений, — считает министр энергетики Литвы Дайнюс Крейвис.

С 27 апреля польская компания PGNiG и болгарская Bulgargaz перестали получать топливо из России. При этом контракт у Польши с “Газпромом” о его поставках заканчивается в конце нынешнего года. С одной стороны, страна будет добиваться возмещения ущерба через суды, с другой — была готова к такому развитию событий. Во-первых, Польша все-таки получает российский газ, но с помощью виртуального реверса из заявок потребителей Италии и Франции. Во-вторых, в январе закончилось строительство газопровода GIPL из Литвы в Польшу. Его протяженность около 500 км, а мощность 2,4 млрд кубометров в год. Прибалтика получила доступ к рынку газа ЕС через ГТС Польши, а Польша — доступ к терминалу сжиженного газа в Клайпеде.

Газопровод GIPL из Литвы в Польшу начал работу 5 мая 2022 года

— Теперь у нас есть возможность покупки ресурсов по конкурентным рыночным ценам. Мы будем противостоять газовому кризису, спровоцированному агрессией России недалеко от наших границ, — отметил официальный представитель правительства Польши по энергетической инфраструктуре Петр Наимский на открытии терминала 5 мая.

Кроме того, в польском Свиноуйсьце с 2016 года уже действует СПГ-терминал. На завершающей стадии готовности еще один важный проект — “Балтийская труба” (Baltic Pipe) — трубопровод для поставок норвежского газа в Польшу.

Эстония тоже отказалась от российского газа. Ей обещали помощь Литва и Финляндия. С последней эстонцы договорились о строительстве терминала сжиженного газа и взаимопомощи в случае необходимости.

— Газ дорогой, но свобода — еще дороже, — отмечает премьер-министр Эстонии Кая Каллас.

В то же время Латвии в газовой войне с Россией пришлось временно отступить. Дело в том, что именно с этой стране находится подземное газовое хранилище Инчукалнс  для потребностей всех трех стран Балтии и сейчас оно заполнено только на 44%. С другой стороны, у Латвии есть договоренности с Финляндией, которая тоже не получает российское топливо. И потом, договор о поставках с “Газпромом” у латвийцев действителен до 2030 года. Тем не менее, в Риге считают, что смогут окончательно отказаться от российского газа уже в 2023 году. Страна рассчитывает на помощь Эстонии и Финляндии. Эти страны, кроме всего прочего, планируют арендовать плавучий терминал СПГ, который поможет им окончательно избавиться от энергетической зависимости от России.

Тем временем в Болгарии российский газ заменили азербайджанским. Он будет поступать в страну уже с 1 июля по интерконнектору IGB, подключенному к Трансадриатическому газопроводу. Договор о таких поставках подписан на 25 лет.

Рабочий проверяет клапаны на терминале СПГ. AP Photo / Murad Sezer

Среди других стран, отказавшихся покупать газ на условиях России — Нидерланды и Дания. Однако нашлись и те, кто согласился со схемой Путина. Это Греция (уступив, она ускорила разведку собственных месторождений), Венгрия, три немецкие компании, а также французская, итальянская, австрийская, чешская и две словацких. Что, как видим, не уберегло их от снижения объемов поставок из-за геополитических решений правителя Кремля.

Кому газу “отсыпать”

Принципиальные и не очень принципиальные страны уже поняли, какую ошибку совершили, позволив “Газпрому” стать монополистом на газовом рынке. Сейчас в Европе его постепенно выдавливают, параллельно с этим внедряя несколько важных инициатив. Так, во многих странах ведется строительство терминалов для приема СПГ, стартовали программы по энергоэффективности в жилых домах и на производствах, сооружаются новые солнечные и ветровые станции, добавляется оборудование на биогазе и т.п. А Германия, например, чтобы сберечь свою химическую промышленность и металлургию, планирует ко всему прочему возобновить работу электростанций на буром угле и отложить закрытие АЭС. Кроме того, из-за спровоцированного Россией газового кризиса ускоряется развитие энергетики нового типа — водородной.

Осознают ли в РФ риски, которые несет отказ ЕС от нашего газа?

— Я не понимаю, зачем “Газпром” стреляет себе в ногу. Прекращая поставки топлива, компания лишается надежных и важных рынков сбыта, которые нечем будет заменить. Так, в 2021 году Россия поставила в Европу в целом 155 млрд кубометров газа. Еще 10 млрд пришлось на “Силу Сибири”, в Китай. Сегодня “Газпром” уже потерял около трети своих поставок в ЕС. И, судя по всему, продолжит терять остальное. При этом инфраструктуры для перевода газа с запада на восток не существует. Именно для Европы работают относительно новые месторождения в Харасавэй и Бованенково, угасающие Уренгой, Медвежье, Юбилейное. Их придется закрыть, если не будет потребителей, — отмечает Михаил Крутихин.

“Сила Сибири”, на которую делает сегодня ставку Путин, достигнет проектной мощности в 38 млрд в 2025 году (если на тот момент будут комплектующие для эксплуатации трубопровода). Это потолок, Китаю больше газа с нашего направления не нужно, хотя Россия уговаривает его на “Силу Сибири 2”. Еще около 10 млрд сможет взять Монголия, с которой уже есть предварительные договоренности. Итого, 48 млрд кубометров на восток вместо 155 на запад? Так это полный провал и для “Газпрома”, и для российского бюджета.

Чтобы найти другие рынки сбыта и наладить поставки газа к ним, потребуются годы. А в условиях санкций и ухода из России сервисных компаний эта задача представляется и вовсе невозможной. Так, строительство “Силы Сибири 2” через Монголию в Китай может и вовсе не начаться в 2024 году, как планируется.

ГТС Украины. Фото cfts.org.ua

— Чтобы понять, каких важных потребителей газа мы уже потеряли, давайте вспомним о том, сколько лет были с нами Финляндия, Прибалтика, Польша, Болгария и другие. Больше 45-ти! Почти полвека надежного сотрудничества перечеркнуто военными авантюрами РФ. А сколько лет мы продавали газ Украине и могли, тем самым, влиять на нее? С 1991-го. В лучшие времена страна потребляла до 55 млрд кубометров газа ежегодно. С 2014 года мы потеряли украинский рынок, а в 2022-м сами отказываемся от транзита через ГТС Украины. С экономической точки зрения… я даже не знаю, как это назвать. Такой подход к торговле газом приведет к банкротству “Газпрома”, — утверждает экономист Андрей Мовчан.

Правда, в нынешних условиях вариант сохранения “национального достояния” — переориентация его на наш внутренний рынок. Ведь около 30% населенных пунктов РФ до сих пор не имеют доступа к газу (данные от “Газпром межрегионгаз”). Также у России огромный потенциал для промышленного развития, “поднятия с колен” многих депрессивных регионов. Тому же широко обсуждаемому импортозамещению нужно топливо. Но кто будет строить новые заводы и фабрики в условиях санкций, без качественных импортных комплектующих, агрегатов и программного обеспечения? Пока длится “спецоперация” на Украине, пока мы теряем в боях непонятно за что нашу молодежь и будущее, искать ответы на вопросы о развитии РФ как-то преждевременно.

Алла Шалахина

Предыдущая статьяВласти не хотят тушить «невыгодные» пожары в Сибири
Следующая статьяДжонсон и Байден анонсировали новые антироссийские санкции на саммите G7