Денег нет, но тратим больше — особенности бюджетного кризиса в РФ. Инфографика

1426
Фото: Известия /Константин Кокошкин

Снижение деловой активности во всем мире, локдауны, упавший спрос на энергоресурсы в связи с пандемией COVID-19, а также продолжающиеся санкции — всё это вместе стало серьезным ударом для экономики России в 2020 году. Аналитики говорят о рекордном дефиците российского бюджета.

Минфин России опубликовал предварительные цифры об исполнении федерального бюджета за январь — октябрь 2020 года. Объем поступивших доходов – 15 144 834 млн. рублей (73,5% от плана), расходы составили 16 945 203 млн. рублей (86,2% от плановых показателей). Дефицит бюджета — 1 800 369 млн. рублей. В частности, Федеральная налоговая и таможенная службы выполнили план всего на 67,5% (8,9 трлн. и 3,7 трлн. рублей соответственно).

Потери бюджета активно покрываются за счет государственных резервов. Однако аудиторы говорят, что и без того критическая ситуация усугубляется тем, что расходы резервных фондов часто имеют сомнительное назначение.

Ведомство Алексея Кудрина отмечает, что финансирование госпрограмм в первом полугодии 2020 года достигло рекордных 1,4 трлн рублей (более чем в семь раз больше прошлогодней суммы), но эти затраты малоэффективны. К примеру, по результатам аудита комитета Совфеда по экономической политике оказалось, что зарплата чиновников, курирующих тему моногородов, составляет 1 млн руб. в месяц, что превышает бюджеты нескольких из этих моногородов.

Почти в восемь раз возросли затраты резервного фонда на поддержку отраслей экономики. В первом полугодии 2020 года на было потрачено 203,6 млрд. руб., в то время как за 2019 год — только 26,7 млрд. руб. В 2020-м появилась также и новая статья – расходы на борьбу с распространением коронавируса. По ней в первом полугодии было потрачено 412 млрд руб. Речь идет о льготных кредитах бизнесу из числа пострадавших отраслей на преодоление последствий эпидемии. Однако лишь малая их часть дошла до малого и среднего бизнеса, более всего пострадавших от карантинных мер.

По данным Минфина, в мае федеральный бюджет получил всего лишь 214,2 млрд руб. нефтегазовых поступлений. В мае минувшего года объем поступлений составил 697,7 млрд руб. т.е., падение месяц-к-месяцу — 483,5 млрд. Более четверти российской экономики де-факто находится в преддефолтном состоянии. В несырьевой экономике долговое бремя резко возросло в 116 из 192 отраслей.

Региональные бюджеты также терпят бедствие, а некоторые не справляются совсем. Республика Ингушетия признана банкротом с дефицитом в 66,9 млн рублей. Еще марте, до введения карантина из-за пандемии COVID-19, всего лишь 16 регионов России имели дефицит бюджета. На конец первого полугодия их стало 47.

За второй квартал регионы ухудшили финансовый результат на 555 млрд руб., в то время как год назад тот же период был закончен с профицитом 695,7 млрд руб. Разница — 909 млрд руб.! Основные причины — резкое падение доходов и в то же время резко возросшие социальные и медицинские расходы. Регионам не хватило денег даже с учетом внеплановых финансовых вливаний со стороны федерального центра — субсидий, дотаций, субвенций, межбюджетных трансфертов составила на общую сумму 1,4 трлн руб.

Самыми дефицитными стали Москва и Подмосковье, Татарстан, Свердловская и Челябинская области. Суммарная «бюджетная дыра» всех 47 дефицитных регионов составляет 387,2 млрд руб. На Москву приходится 41% этого дефицита, вместе с областью — 56%. Лидеры по сумме дотаций федерального бюджета — Крым (62,6 млрд руб.), Дагестан (56,3 млрд руб.), Чечня (44,9 млрд руб.), Якутия (42,4 млрд руб.), Башкортостан (38,6 млрд руб.).

Теперь всё зависит от того, как скоро бизнес сможет восстановить деловую активность, хотя пик кризиса еще далеко не пройден. На ближайшее будущее утешительных прогнозов нет. Впервые за много лет в проектах бюджета регионов на 2021-й год прогноз доходов упал ниже уровня предыдущего года. Средств Фонда национального благосостояния хватит на покрытия дефицита бюджета в течение трех лет, если цены на нефть упадут до 20 долларов за баррель.

РосИнформ