Что происходит, когда «государство не просило вас рожать»

1455
Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Дети — это, конечно, счастье… если на них хватает денег. А если нет, за что держаться? А если детей несколько или ребенок серьезно болен?

Дорогое удовольствие

С одной стороны Президент РФ Владимир Путин ратует за то, что необходимо поддерживать семьи с детьми. Для этого, по его данным, необходимо от от 0,5 до 1% ВВП страны.

— Все новации, связанные с поддержкой семей, детства, материнства, с горячим питанием в школах, с выплатами детям от трех до семи лет, это большие расходы бюджета, — цитирует «Интерфакс» главу государства.

С другой стороны, сегодня все еще актуальны слова уральской чиновницы, сказанные детям два года назад.

— Вам государство в принципе ничего не должно, вам должны ваши родители. Потому что они вас родили — государство не просило вас рожать, — заявила тогда директор департамента молодежной политики Свердловской области Ольга Глацких.

Слова чиновницы, конечно, циничны, но бьют точно в цель. В России рождаемость падает во всех федеральных округах, кроме Кавказа. Это неудивительно, ведь дети — дорогое удовольствие.

Как подсчитали журналисты издания banki.ru, один ребенок в России за 18 лет своей жизни обходится родителям в 4,2 млн рублей. Интересно, что авторы брали средние цифры по стране, не учитывая доходы очень богатых и самых бедных семей. Исследование происходило в докарантинные времена, поэтому учитывали, что в среднем ежемесячно семья тратила на ребенка 19,5 тыс. рублей. Сейчас, конечно, суммы уменьшились. Ведь многие люди потеряли часть доходов или работу вообще. Соответственно, им приходится экономить на всем, на детях в том числе.

— У меня двое детей. Мы с мужем оба остались без работы из-за этого коронавируса: я дизайнер, а он администратор в ресторане. Живем на съемной квартире. Но раньше зарабатывали хорошо, хватало даже на море летом, — рассказывает жительница Челябинска Ольга Кондратова. — Честно скажу: больше всего сэкономили на детях. Перестали покупать новую одежду и игрушки для обоих, отказались от платной секции по танцам для старшей. Младшая еще в подгузниках, но мы с одноразовых перешли на многоразовые. Не покупаем фабричное питание типа «Спеленок». Но старшей нужна строгая безглютеновая диета и у нее аллергия — нужны специальные таблетки и мазь от сухости кожи, на этом не сэкономишь. Что еще сказать? Мы с мужем едим мясо редко сейчас. Хотя работу оба потеряли еще весной, до сих пор ничего подходящего найти не можем. Очень помогают продуктами его родители из деревни: передают овощи и яйца.

Задолго до карантина Президент Владимир Путин заявил, что планирует выделить 900 млрд рублей из федерального бюджета РФ на «поддержку материнства и детства» в 2019-2024 годах. Это примерно 1% от всех расходов страны. Для сравнения, на оборону и безопасность потратят в 20 раз больше. Но из-за коронавирусного карантина и эти 900 млрд будут пересмотрены в сторону уменьшения…

Вымрут сами?

Относительно здоровых детей родители как-то смогут поднять на ноги в любом случае. Но тем, у кого серьезные заболевания и была одна надежда — на государство, приходится несладко.

Очень показателен пример с пациентами, у которых редкие заболевания. В кризис они всегда страдают первыми.

С 2021 по 2023 годы правительство в три раза сократит финансирование программы Минздрава «14 высокозатратных нозологий». Государство сэкономит на покупке дорогостоящих лекарств таким людям 19,5 миллиардов рублей. Это значит, что пациенты со злокачественными новообразованиями, гемофилией, муковисцидозом, рассеянным склерозом и другими заболеваниями, не поддающимися полному излечению, быстро умрут. Среди них будет много детей и подростков. Региональные бюджеты ничем не смогут помочь. Собственно, программа Минздрава и создавалась когда-то именно по причине их финансовой несостоятельности.

Относительно «повезло» больным со спинальной мышечной атрофией (СМА). Это заболевание не входит в госпрограмму. Однако оно финансируется согласно постановлению правительства №890… за средства региональных бюджетов! Одна инъекция импортной «Спинразы» от СМА стоит 125 тысяч долларов. Она вводится один раз в четыре месяца в детском возрасте и лечение… пожизненное. Большинство пациентов со СМА в России — дети и подростки, так как взрослые с таким диагнозом просто не выживают.

— 40 стран уже используют «Спинразу». Пациенты получают лечение бесплатно. За лекарство платит либо государство, либо страховые компании. У нас же препарат не зарегистрирован и, чтобы назначить его, должен собраться консилиум. Но родителям больных детей тяжело добиться такого собрания врачей и, соответственно, выписать препарат, — говорит учредитель и директор Фонда «Семьи СМА» Ольга Германенко.

У Ольги Германенко ребенок болен спинальной мышечной атрофией

Пример со СМА показателен еще и потому, что таких больных у нас в стране лишь 913 человек и Россия может помочь им всем! Для примера, на войну с Сирией мы тратим примерно 2,4 млн долларов ежедневно (по данным британского аналитического центра IHS Jane’s). На эти деньги можно было бы купить 19 доз «Спинразы»! Этих и многих других людей со сложными диагнозами можно было бы спасти, просто выведя российские войска из Сирии и перенаправив военные траты на здравоохранение.

Перейдем ли от подачек к развитию

Учитывая высокие траты на детей, системные сбои в нашей медицине и массу других проблем в РФ не стоит ждать демографического бума.

Несмотря на красивые слова о том, что поддержка материнства и детства является национальным приоритетом в России, это все слова. Даже если их сказал сам Владимир Путин.

Заместитель директора Института глобализации и социальных движений, кандидат философских наук, социолог Анна Очкина говорит: не пособия заставят людей больше рожать, а благоприятная ситуация на рынке труда.

По данным эксперта, факторами бедности в России являются проживание в сельской местности, рождение детей, низкие зарплаты и дискриминация отраслей, где преимущественно работают женщины. Скажем, у благополучной среднестатистической учительницы из деревенской школы очень мало шансов всесторонне развить своего ребенка и дать ему достойное образование в крупном городе. Поэтому она с трудом решается на второго и уж очень редко — на третьего.

Социолог Анна Очкина. Скриншот из видео Rabkor

Сегодня молодые семьи получают от государства пособия при рождении детей, «материнский капитал», содействие в погашении ипотеки. Если семья малообеспечена, то может получить и матпомощь.

— Ситуация на рынке труда нездоровая. Поэтому новые подачки от государства и увеличение старых не повысят рождаемость. Молодые семьи часто лишены возможности нормально заработать, часто зависят от родителей. А рождение детей просто ставит их у черты бедности, — отмечает Анна Очкина.

Эксперт видит два пути решения проблемы. Во-первых, необходимо отслеживать заниженные зарплаты. Это реально сделать на уровне государства путем сравнения опыта и квалификации сотрудников с тем, сколько они получают. Определив масштаб проблемы, можно увеличить норму социального налога на низкие зарплаты. Тогда работодателям будет невыгодно платить сотрудникам мало. Но в этом направлении не делается ничего.

Как ничего не делается и в вопросе социального предпринимательства. Это когда государство поддерживает низовые инициативы и общественные организации, предоставляющие подработку мамам в декрете. Хотя об этом, как об одном из факторов помощи молодым семьям, неоднократно говорил Владимир Путин на федеральных собраниях.

Как видим, несмотря на декларацию светлых намерений, наше государство и его первые лица ничего не делают для реальной поддержки детей и матерей. Вместо эффективных шагов для повышения рождаемости — у нас ловушки адресной помощи, предложения запретить аборты от РПЦ и отказ от снижения военных расходов в пользу больных детей.

Алла Шалахина, РосИнформ