Что общего у Российской Федерации и Афганистана

2252
Советские войска в Афганистане
Советские войска в Афганистане. Фото: Лулишов Соломон / РИА Новости

Две с виду абсолютно разные страны. Но у обеих — пугающе похожие закономерности и тенденции в развитии.

Казалось бы, ну что может быть общего у России и Афганистана? У нас светское государство, свободная цивилизованная страна с развитой промышленностью и сельским хозяйством, судами, медициной и образованием для всех, выборами в органы власти. Афганистан — родина религиозных фанатиков-исламистов. Нищая страна, время от времени находящаяся под оккупацией, раздираемая гражданскими войнами. В Афганистане большинство людей в сельской местности и в горах до сих пор живут племенным укладом.

С приходом во второй раз к власти режима Талибана* (он уже тут “наводил порядки” в 1996-2001 годах) всему мировому сообществу стали видимы те противоречия и проблемы в афганском обществе, которыми 20 последних лет никто не занимался всерьез. Описывая их для нашего издания, мы и нашли много общего с Россией.

* — запрещенная в РФ террористическая организация.

Женщина, знай свое место

Домашняя утварь, скот и женщины — в одном понятийном ряду в стране, которой правят талибы. Исламский Эмират Афганистан в свое время запрещал девочкам не только учиться чему-либо. Замужество с 12 лет, бесконечные роды, невозможность работать и получать медицинскую помощь, запрет на выход из дома без паранджи и сопровождения мужчины-родственника были в порядке вещей. Угнетению женщин способствовали и другие запреты: на баню, косметику, занятия спортом, искусством, музыкой, танцами. Избиение плетьми за ненадлежащий внешний вид (не закрыла лицо или одела открытую обувь), нанесение увечий, внесудебные казни женщин — для Талибана норма.

—  Они сейчас, в свой второй приход, обещают соблюдать права женщин на медицинскую помощь, образование, в том числе высшее, на работу и возможность иметь свои деньги. Но я знаю их, мое детство прошло при “Талибане”. Они всегда говорят одно, а делают другое, — рассуждает бывшая замминистра Афганистана по делам женщин, а ныне эмигрантка Хосна Джалил. — Поэтому наши женщины боятся снова оказаться заточенными в собственных домах, как это было до 2001 года. Уверена, их политика по отношению к нам будет прежней: ведь они не могут изменить те принципы и ценности, которые годами прививали своим бойцам.

Правоту Хосны Джалил подтверждают новости этого августа. Например, в Кандагаре боевики выгнали с работы сотрудниц банка Azizi, а в Кабуле — ведущую государственного телевидения Шабман Даврон. Девушек из провинции Тахар избили плетьми за ношение сандалий. В провинции Бамиан мечети получили задание собрать списки незамужних девушек и вдов — их планируют выдать замуж за боевиков или для сексуального рабства.

Женщины в Афганистане. Фото: nesan.net

Происходящее в Афганистане при талибах кажется нам параллельной реальностью, которая не пересекается с нашей. Помните известную историю про афганку Аишу Мохаммадзай, которой муж за попытку побега отрезал нос и уши? Но в России происходят не менее шокирующие истории. Маргарита Грачева из Серпухова тоже хотела развестись с мужем. Он вывез ее в лес, где пытал и отрубил кисти рук. Все чаще мы узнаем о диких случаях, когда избиваемые женщины или очевидцы этого просят помощи у полиции, но не получают ее. Таким образом были убиты, например, Яна Савчук из Орла, Вера Пехтелева из Кемерово.

В 2021 году правозащитники из “Консорциума женских неправительственных объединений” опубликовали исследование о домашнем насилии в России. Около двух третей женщин, убитых в нашей стране в 2011-2019 годах — жертвы своих партнеров или родственников. Это около пяти тысяч человек в год! Чтобы определить это, эксперты отбирали данные о случаях домашнего насилия против женщин. Исследование основано на открытой информации Росстата, полицейских сводок и приговоров согласно ст. 105 ч.1 и ч.2, 107 и 111 ч.4 Уголовного кодекса РФ.

Используя эти цифры, а также отсутствие в России законодательства о домашнем насилии, сексуальных домогательствах дома и на работе, организация “Women, Business and the Law” отнесла нашу страну к числу самых отсталых в этом смысле. Наше место — рядом с Либерией, Габоном, Ираном, Йеменом, ОАЭ и… Афганистаном. Хотя статистику домашних убийств женщин и девочек в этой стране победившего Талибана никто теперь вести не будет, есть данные наблюдений американцев за 20 лет оккупации. Кроме того, как видим, общее у России и Афганистана в том, что самое опасное место для женщин — их собственный дом.

Чьи скрепы самые скрепные

Религиозная нетерпимость и насаждение ортодоксальных норм присущи и россиянам, и афганцам. Патриархальное общество с замшелыми стереотипами — вот, что нас роднит. Пока кто-то планирует экспедицию на Марс, для нас с афганцами главное — скрепы. И мы сейчас оставим в покое вечно оскорбленные чувства верующих христиан.

Нормы шариата очевидно сильно отличаются от демократических и международного права. Поэтому в некоторых исламских странах юридические вопросы между людьми решает все-таки светская власть, а морально-этические — лидеры религиозных общин. В Афганистане в последние 20 лет жесткие нормы шариата в больших городах не действовали. Однако с возвращением талибов они, как видим, тоже возвращаются.

Афганских женщин талибы заставляют надевать паранджу, а лидер Чечни Рамзан Кадыров своих — платки. Он неоднократно публично рассуждал о том, что женщины являются собственностью мужчин, которым они должны во всем подчиняться, и фактически оправдывал их убийство ради сохранения чести рода. Его, кстати, негласно поддерживают главы других республик, большинство жителей которых — мусульмане.

Женщины в Чечне. Фото: ekhokavkaza.com

Выходит, что на смену светским нормам приходят догмы ислама. Этот процесс исследовали в ходе опроса ученые Денис Соколов, Ахмет Ярлыкапов и социологи из ЦИРКОНа. Жителям Чечни, Ингушетии и Дагестана задавали вопросы о желаемом укладе жизни и ценностях. Оказалось, что российские мусульмане старше 45 лет лучше относятся к алкоголю, правам человека, к модели семьи с одной женой. Тогда как молодежь и люди среднего возраста чаще не приемлют выпивку, демократические свободы и выступают за многоженство. Причем это касается и мужчин, и женщин!

Изменение общественного сознания в мусульманских республиках РФ приводит к удивительным перекосам.

— Для наших мужчин что удобно, то и шариат, — рассказывает свою историю чеченка Ася Гажаева. Она вышла замуж за ингуша, родила ему пятерых детей. — У нас семьи стараются невестку брать побогаче, чтобы она обеспечивала родителей, родственников мужа, даже соседей. Сами деньги себе собираем на роды. В некоторых семьях невестки свою зарплату сразу свекрови относят, себе нельзя оставить ничего даже на лечение — пусть родители дают. На рынках посмотрите — только женщины работают. А мужчины наслаждаются жизнью, отдыхают, как мой муж. Я дом построила нам в Ингушетии за свои деньги, он говорит: “Подари моему брату, ему нужнее”. Я ему машину купила, а он даже таксовать не хочет. Приходил, когда ему надо, за деньгами ко мне. Бил беременную. Я могу сама своих детей поднять, потому и сбежала с ними.

Что ж, в Афганистане женщинам запрещают учиться и работать, запирают дома. У нас все это разрешено, но мужчины часто сваливают на женские плечи свои исконные обязанности. И там и тут — ислам, и там и тут — узаконенное на бытовом уровне женское рабство.

Право сильного

И о коррупции поговорим. В России она не дает развиваться новым идеям, предпринимательству, влияет на благосостояние граждан. В Афганистане она просто не дает развиваться, выйти из средневековья.

По данным Transparency International** за 2020 год Россия оказалась на 129 месте по восприятию коррупции, Афганистан — на 165-ом. Конечно, есть куда падать. Тем более, что на одном с нами месте замечательные соседи — Азербайджан, Габон, Малави и Мали.

** Российское представительство организации признано в России иностранным агентом.

Авторы доклада, говоря о РФ, выделяют такие проблемы, как «отсутствие системного противодействия коррупции», «единичные уголовные дела и точечные изменения в законодательстве». В Афганистане по этому поводу никаких законов нет. А у нас хоть и есть, но не выполняются. И там, и тут — тупик.

Боевики движения «Талибан» в роскошном особняке сбежавшего из Афганистана маршала Дустума. Скриншот: Соцсети

— США вложили в восстановление Афганистана около 145 миллиардов долларов. Ни одна страна мира столько не получала. Разворованы практически все эти деньги. Правительственные военные продавали талибам оружие и гуманитарную помощь. Обычные люди получили ерунду. И им не за что благодарить американцев. Ведь еду Аллах дает, ему и возносят молитвы, — рассуждает специалист по Афганистану и Центральной Азии, профессор факультета международных отношений СПбГУ Александр Князев. — Американцы так ничего и не поняли, кстати, об афганской коррупции. У племен за честь считается обмануть “проклятых белых”.

По словам ученого, еще одна причина, по которой в этой стране не приживаются демократические ценности — отсутствие видимых наказаний за преступления. Длительные бюрократические суды, процедуры, тюрьмы с трехразовым питанием — это все не то. А вот если руку отрубили — это видно и это одобряется.

Важно отметить, что и в России, и в Афганистане большинство граждан хотят справедливости здесь и сейчас. Как показывает российская практика и действия прозападного афганского правительства, светская власть слишком коррупционна и не способна удовлетворить эту людскую потребность. Поэтому население находит альтернативные варианты — максимально простые и радикальные.

Особняк в восточном стиле Сергея Шойгу в элитном поселке Барвиха на Рублевке. Фото: ais.by 

Причем люди ищут не только справедливость, но и новые устойчивые опоры. Одной из них является религия.

—  У нас количество верующих христиан выросло на 12%, но при этом люди с каждым годом все меньше посещают церковь и соблюдают посты. При этом мусульмане и иудеи четко следуют своим традициям, — говорит руководитель пресс-службы «Левада-центра» Олег Савельев.

Интересно, что количество мусульман в России составляет 10% от всего населения и этот процент растет за счет демографической проблемы в условно “христианских” республиках. К 2038 году количество жителей в последних сократиться на четыре миллиона, при этом мусульман станет больше на полмиллиона.

Одновременно с этим процессом социологи отмечают другой: исламизацию исконно “славянских” деревень, поселков и городов. Новообращенные русские с удовольствием надевают хиджабы, учат арабский, строят медресе и несут свое обновленное мировоззрение в свои семьи.

На этом фоне обсуждать стратегические перспективы христианства в России с его бесами веры просто смешно.

Что ж, в коррупционных государствах население в целом не доверяет светской власти, предпочитая ей религиозных деятелей с максимально понятной системой общественных отношений. И это еще одна общая черта России и Афганистана.

Алла Шалахина

Предыдущая статьяВ Екатеринбурге умерла бабушка, избитая накануне сиделкой
Следующая статьяВ России за сутки выявлено 19,5 тысяч новых случаев COVID-19