Аты-баты в добробаты: как и кто в России формирует воинские подразделения для спецоперации

16
Фото: ufa.rbc.ru

В России полным ходом идет «скрытая мобилизация» – 52 батальона и 10 других формирований набирают добровольцев.

Еще к майским праздникам по СМИ и пабликам разгуливали слухи о возможном объявлении мобилизации в России. Тогда этого не случилось по ряду причин – иначе пришлось бы отказаться от «победоносного» термина «спецоперация»* и перейти к куда более тягостному – «война». Вместо открытого призыва руководство России пошло другим путем, заманивая военнослужащих краткосрочными контрактами с выразительными суммами.

*Специальная операция, согласно Википедии, отличается от обычных военных операций по целям (разведка, саботаж, подрывная деятельность и тому подобное) и методам (повышенная секретность и скрытность). Военные спецоперации, как правило, проводятся силами специального назначения (разведывательными, диверсионными и так далее). Вооруженные силы РФ применяют на Украине артиллерию, танки, авиацию, ракетное оружие, регулярные армейские части и т.д. Таким образом, боевые действия на украинской территории нельзя назвать термином «специальная военная операция», поэтому наша редакция приняла решение называть происходящее войной.

От зимних «бури и натиска» к концу весны не осталось ни того, ни другого. Сейчас российская военная машина напоминает брошенный каток, который медленно сползает по инерции под горку, но уже видно, что дальше тупик. Кто и как пытается толкать этот каток, откуда берутся «добровольцы», разобрала «Новая газета. Европа».

Нет работы – маршем в роту

Руководителям некоторых предприятий Новосибирска начали рассылать письма от администрации с просьбой организовать встречи коллективов с военными комиссарами. Подобная рассылка коснулась не только государственных предприятий, но и частных компаний. В области формируются так называемые «именные» подразделения, одно вступление в них уже поощряется разовой выплатой 200 тысяч рублей.

На фоне экономического кризиса из-за санкций, когда множество предприятий вынуждено отправлять сотрудников в формальные отпуска, которые на деле являются просто скрытой безработицей, военкоматы активизировали поиск добровольцев – прежде всего механиков, инженеров, зачастую даже частично годных по медицинским соображениям.

В субъектах предъявляют разные требования к кандидатам в добровольцы. Где-то возрастной порог снижают до 60 лет, в других местах даже не нужен военный опыт. Отобранные люди будут отправлены в Донбасс – куда именно, зависит от отряда.

«Некоторые группы будут участвовать исключительно в боевой поддержке и операциях боевого обеспечения, другие – усиливать уже существующие воинские подразделения или формировать боевые батальоны», – сказала Катерина Степаненко из американского Института изучения войны (ISW). По ее словам, Кремль приказал всем 85 субъектам сформировать добровольческие батальоны, чтобы избежать объявления частичной или полной мобилизации в России.

«За чей счет этот банкет?»

Всего планируется привлечь в добробаты до 30 тысяч человек. Финансирование добровольческих батальонов дорого обходится регионам. В частности, Красноярску это обойдется в два миллиона долларов, это довольно тяжелое бремя для городского бюджета.

В Новосибирской области администрация ранее просила у жителей денег на квадрокоптеры, бензогенераторы, бензопилу, брус, доски, гвозди, радиостанции и бинокли, ведь «кто как не они должны помочь в приобретении имущества» военнослужащим зенитного ракетного полка, который отправляется на Украину». Теперь, помимо материальной помощи, сибирякам предлагают и физически поучаствовать – записаться в «именные» батальоны. Манок простой – солидные «подъемные» в 200 тысяч, и зарплата ежемесячно в 204 тысячи.

В подразделения, которые представят Петербург и Ленобласть на войне, зовут через пункты Минобороны. Приглашают даже уклонистов – второй месяц готовятся артиллерийские дивизионы «Невский» и «Ладожский», а Питер собирает подразделения «Нева», «Павловск» и «Кронштадт». Добровольцы подписывают контракт с министерством обороны России на срок от нескольких месяцев с возможностью продления и получают официальный статус контрактников, продолжает собеседник издания. В комитете по финансам Петербурга на вопрос, откуда выделяются деньги на именные боевые подразделения и к какой статье бюджета относится «губернаторская» выплата, сообщили, что обеспечением денежного довольствия ВС РФ занимается Минобороны.

В Новосибирской, Курганской, Саратовской и Ульяновской областях формируются новые добровольческие батальоны для участия в войне в Украине. Новобранцам в этих подразделениях предлагают единовременные выплаты до 300 тысяч рублей. Но во всех этих баснословных выплатах есть дописки «мелким шрифтом».

Например, в Башкортостане единоразовая выплата в 200 тысяч рублей за запись в добровольцы будет заморожена в течение 90 дней. Суточные выплаты в размере 2 тысяч рублей будут выплачиваться раз в месяц. Участники двух подразделений из Саратовской области также смогут получить выплату в 150 тысяч рублей, но только через три месяца после подписания контракта.

ISW полагает, что задержки связаны с нехваткой средств в регионах, а также опасениями властей, что добровольцы, мотивированные исключительно «длинным рублем», а не идейными соображениями, откажутся от отправки в Украину тотчас после получения первых выплат.

Я б в солдатики пошел – пусть меня научат

Обучение проходит, как правило, в течение одного месяца на нескольких полигонах: Тоцком под Оренбургом, в Луге Ленинградской области (где проходит боевое слаживание), под Нижним Новгородом и других. Неофициальные формирования, типа ЧВК «Редут», обучают на базе 16-й отдельной гвардейской бригады спецназначения ГРУ, собственно, армейские спецназовцы. Готовят «ну минимум две недели, 2-3 раза на полигон сходите», по словам одного из рекрутеров.

После того, как наемники проходят обучение, их отправляют в Валуйки Белгородской области, небольшой городок всего в 20 км от Украины. В Украину, «на Изюмское направление», перебрасывают сразу ― через день-два после прибытия. Экипировка ― по-минимуму: форма, бронежилет, шлем. Если повезет, дадут разгрузку. Всё остальное нужно закупать самим. Обучение, боевое слаживание было, но мы на него уже опоздали. «Будет, может быть, еще дня три», говорит рекрутер. Времени на долгие учебки нет – минимальный срок контракта 2 месяца, за это время надо «отбить» вложение, то есть повоевать, а лучше – вообще положить голову где-то в украинских степях, чтобы никому не надо было выплачивать обещанные вознаграждения.

В батальоны БАРСа (Боевого армейского резерва страны) Минобороны начало набирать еще осенью 2021 года. В основном туда идут люди 40+, «у каждого второго-третьего проблемы со спиной, больные ноги», по словам одного из командиров в таком батальоне.

Требований к добровольцам у «барсиков» практически нет. В их рядах воюют и «деды» в возрасте за 60. Бронетехника такой легкой пехоте не положена, как и артиллерия, кроме минометной батареи. Учить, собственно, нечему. Вербовщики, да и сами наемники откровенно называют «барсиков» «пушечным мясом». В этом их настоящее предназначение схоже с судьбой заключенных, которых также активно вербуют для участия в спецоперации — посулами об амнистии и «отпущении всех грехов».

Боевое землячество

С имиджевой точки зрения именные формирования показывают причастность региона к «большому федеральному проекту по интеграции юго-западных территорий [Украины] в состав России», как сказала политолог Юлия Мелешкина. Добровольцы формируют «боевое землячество», и чиновники Минобороны и региональные власти считают, что это повысит их эффективность в бою. А названия подразделений – это и хороший ресурс для дальнейшей агитации, и для федеральной пропаганды. Лишь бы не опростоволосились.

Предыдущая статьяВ Волгограде полицейские избили 14-летнего подростка
Следующая статьяПотери от удара по авиабазе в Крыму придется восстанавливать минимум год