«А я сейчас вам покажу», или как Белоруссия четвертый месяц готовится к нападению

12
Фото: скрин с видео

По данным Минобороны Украины, вблизи южной границы Белоруссия разместила деревянные муляжи танков для демонстрации своего военного присутствия.

С самого начала российской спецоперации* на Украине едва ли не каждую неделю в СМИ и соцсетях проскакивали сообщения о потенциальном вторжении и белорусских войск на северо-западные украинские территории. Однако, несмотря на грозные, еще довоенные, заверения Александра Лукашенко в готовности «отражать агрессию» то со стороны Украины, то со стороны НАТО, все телодвижения Белоруссии до сих пор заключались в невразумительных маневрах и сборах резервистов. В этом она напоминает сонного вахтера, которого периодически будят и вынуждают идти на обход по вверенному объекту, а он изображает бурную деятельность, активно постукивая колотушкой.

*Специальная операция, согласно Википедии, отличается от обычных военных операций по целям (разведка, саботаж, подрывная деятельность и тому подобное) и методам (повышенная секретность и скрытность). Военные спецоперации, как правило, проводятся силами специального назначения (разведывательными, диверсионными и так далее). Вооруженные силы РФ применяют на Украине артиллерию, танки, авиацию, ракетное оружие, регулярные армейские части и т.д. Таким образом, боевые действия на украинской территории нельзя назвать термином «специальная военная операция», поэтому наша редакция приняла решение называть происходящее войной.

Кто же вынуждает и подталкивает Лукашенко к открытию «второго фронта»? В последние дни во многих СМИ обсуждался вопрос возможного визита президента РФ в Белоруссию, на котором Путин якобы «дожмет» нерешительного союзника. Но эти прогнозы не соответствуют политическим и психологическим реалиям отношений двух президентов. Об этом написала «Deutsche Welle». Владимиру Путину нет никакой надобности утруждать себя визитами в Белоруссию, ведь у него есть свой человек при Лукашенко, да и сам Александр Григорьевич стал фактически заложником столь неравной дружбы.

Кто такой Александр Григорьевич Вольфович

Долгое время белорусскому руководству удавалось имитировать союз с Москвой и при этом сберегать некоторую политическую отстраненность. Еще в 2019 году Лукашенко пытался наладить отношения с США. Протесты в августе 2020 года едва не демонтировали режим и привели к потере его легитимности в глазах западных партнеров. Этой дестабилизацией воспользовались российские спецслужбы, которые фактически перевели Лукашенко в марионетки Путина.

Читайте также: Закат режима Лукашенко: попытки укрепить власть и переход под контроль России.

По данным министерства финансов Белоруссии, внешний государственный долг страны по состоянию на 1 апреля 2021 года составлял 59,3 млрд рублей. Это на 2,7% или на 1,5 млрд рублей больше, чем на начало 2021 года. При этом внешний долг Белоруссии составляет 18,1 млрд долларов. Только за период с января по март 2021 года Белоруссия привлекла более 171,5 млн долларов внешних государственных займов, львиную долю которых составляют кредиты России – 122,7 млн долларов.

В январе 2021 белорусский президент назначает госсекретарем Совета безопасности Александра Григорьевича Вольфовича. В 2008 году Вольфович закончил Военную академию Генштаба ВС РФ, которая считается кузницей кадров ГРУ. После этого его карьера стремительно пошла вверх, вплоть до упомянутого назначения. На фоне экономического поглощения Россией Белоруссии, Вольфович по сути стал «государевым оком» Путина при Лукашенко и основным лоббистом втягивания белорусов в войну. А из-за ресурсного истощения ВС РФ тема «второго фронта» интенсивно подогревается спецслужбами и пропагандой.

Поклонный ритуал

Чтобы передать свою волю, российскому президенту не нужно ездить в Белоруссию. Более того, такой визит мог бы означать придание белорусскому руководству статусности, рассматриваться как встреча условно равных политиков, или воспринят как отсутствие механизмов давления на Минск.

На самом деле «подполковник» Лукашенко давно в подчинении у «полковника» Путина и уже достаточно психологически и политически надломлен и сам вынужден ездить регулярно в Россию, дабы заручиться политической и экономической поддержкой Кремля.

Именно это произошло и сейчас, когда 23 июня Лукашенко в очередной раз поехал в Петербург. Всесильный правитель (в своем представлении) у себя, белорусский президент обречен ездить в «ставку» на поклон.

Деревянные танки и лопаты вместо автоматов

У этих визитов, безусловно, есть какая-то практическая сторона, но вряд ли она связана с тем, чтобы заставить Лукашенко вступить в войну против Украины. Если бы у России была такая надобность, то Белоруссия вступила бы в войну еще в феврале-марте 2022 года, когда решалась судьба Киева.

Белорусская армия насчитывает 65 тысяч личного состава, из них 15 тысяч – гражданский персонал. По совокупной военной мощи даже от Украины ее отделяет 30 строк в рейтинге Global Firepower 2022, а среди всех 142 стран она занимает 52 место. Это тот самый рейтинг, по которому российская армия признавалась «второй в мире» до войны в Украине. Военная доктрина Минска подразумевает ведение только оборонительных операций, несмотря на наследственное со времен СССР преобладание в структуре армии ВВС, ПВО и ВДВ. Главная проблема – устаревшая военная техника, при этом порядком «ушатанные» экономические возможности не позволяют перевооружаться. При этом армия Белоруссии никогда не участвовала в боевых действиях.

Конечно, пресловутые деревянные танки на границе с Украиной и лопаты вместо автоматов на учебно-полевых сборах допризывной подготовки – это скорее забавные искривления, чем ситуация в армии, но, по мнению экспертов, реальные силы Белоруссии составляют 4 механизированные бригады общей численностью до 12 тысяч плюс ССО – еще три бригады по 3 тысячи бойцов. Ввести их в Украину – значит, оголить все границы страны, но более всего Лукашенко страшит даже не это, а боязнь потерять власть, если армия взбунтуется. У белорусской армии нет никакой мотивации участвовать в бойне в Украине.

Тем не менее, это самый крупный «резерв» Владимира Путина, который он может использовать, чтобы заполнить оперативную паузу, когда ВС РФ окончательно выдохнутся и станут на Донбассе. Однако всё-таки главные белорусские маневры происходят не вблизи украинской границы, а между Лукашенко и Путиным.

«Спецоперация» затянулась

По мнению президента Белоруссии Александра Лукашенко, объявленная Владимиром Путиным «военная спецоперация» на Украине «слишком затянулась». При этом он уверен, что Белоруссия предложила России уже всё что могла, и что у нее есть, поэтому нет никакой необходимости принимать участие в этой спецоперации:

«Если бы я ввязался в войну, мне бы здесь было очень сложно. Наши люди не приемлют войну, не приемлю в том числе и я. Этой войны не хочу».

В то же время Лукашенко считает, что Украина «это должна быть страна, которая не создает проблем соседям». Для России же крайне важно удержать Беларусь в зоне стабильности и сберечь логистический плацдарм. В перспективе, из-за того, что боевые действия в Украине переходят в затяжную фазу, а конфронтация с Западом становится геополитической реальностью, на территории республики могут появиться стационарные российские военные базы, а также ядерное оружие. В мае в Белоруссии уже заметили российские «Искандеры».

Некоторые аналитики считают, что двуличная риторика Лукашенко привела к охлаждению к нему лично Путина. А в качестве компенсации грядущего военного поражения российский президент рассматривает вариант окончательного поглощения Белоруссии в рамках «союзного договора» с отстранением белорусского лидера.

Вполне вероятно, что как Александр Григорьевич считает нужным «делать всё для того, чтобы Украина стала нашей. Она — наша Украина, там народ наш», так и Владимир Владимирович относится к Белоруссии. Поэтому в интересах Лукашенко максимально тормозить какие-либо решения – это его собственная «спецоперация», которая тоже затянулась.

Предыдущая статьяПАСЕ: Сбитый Boeing-777 — ответственность России
Следующая статьяВоенный самолет ИЛ-76 разбился в Рязани